УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

9137.jpg

Весна в предгорье Копет-Дага

9138.jpg

Всё, что осталось от древнего Мерва

9139.jpg

Хрущёвская лестница в Бахарденской пещере

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.82 О Каракумах, Копет–Дагах и клопах

В Ашхабаде и в его окрестностях (Келята, Теджен, Мары и др.) в общей сложности я был раз десять. Раз семь – как испытатель, а остальное – как член различных комиссий и делегаций. Если рассказывать о каждой поездке, целях, задачах, программах и прочей дребедени, то можно навлечь такую скуку и головную боль не только на себя, но самое главное – на читателя.

Ведь всем известно, что любые испытания, кто бы их ни проводил, связаны с выходом из строя деталей, узлов и систем, как следствие конструктивных и производственных просчётов, ну, и соответственно – «человеческого фактора». Неважно, в какие годы создаётся новая техника – просчёты, недоработки и просто ляпы были, существуют и будут всегда существовать.

Какому бы «гениальному» или «выдающемуся» главному конструктору не предписывалось создание новой машины, всё равно, её создавал большой коллектив людей – или, как теперь говорят – личностей.

А личность – существо, опять же, сугубо «индивидуальное» и «неповторимое». Чем сложнее машина – тем больше в её создании участвует этих индивидуальностей, как среди заказчиков, так и со стороны проектировщиков. В результате их совместной деятельности рождается – «компромисс», т.к. каждому приходится чем–то жертвовать, «наступая себе на горло». Особенно туго пришлось конструкторам танков, когда Н.С. Хрущёв с подачи А.А. Морозова загнал их в габариты среднего «харьковского» танка. Беднягам на протяжении 30 лет приходилось, не вылезая из этих габаритов и веса, соревноваться с американцами и немцами по боевым и эксплуатационно–техническим характеристикам. В результате чего теперь мы там, где раньше были они.

Ну, меня опять куда–то понесло…

А вообще–то я хотел сказать, как говорит наш президент, что «принял решение» объединить поездки в Туркмению как бы в одну – ведь в «моей» 9–ой главе, как мы договорились, речь должна идти о «комических моментах» «драматических» ситуаций. Так что отвлечёмся от технической драматургии и окунёмся в Каракумы и их окрестности.

Итак, речь идёт об одной «обобщенной» командировке в Туркмению периода 1961–1978 годов, и…. в течение этого рассказа я «состарюсь» на 18 лет.

Май 1961 года. Мы, вылетев из Ленинграда, где по Неве шёл ладожский лёд, и было холодно, приземляемся на Ашхабадском аэродроме в + 28!

Моим соседом в самолёте оказался туркмен–археолог, благодаря которому я многое узнал об истории Туркменистана, его народе, природе и достопримечательностях. Это положительным образом сказалось на моём поведении и, несмотря на достаточно трудные условия командировочной жизни, этот край мне стал очень интересен. Если многие из моих коллег с радостью унесли ноги из этих «каракумов» и больше сюда ни ногой, то я, честно говоря, снова и снова с удовольствием их посещал.

Пару слов об Ашхабаде. В 1948 году город до основания был разрушен страшным землетрясением и в течение короткого времени был заново построен.

В 1961 году он представлял из себя симпатичный городок с населением где–то под 170 тыс. человек, в котором было всё, что должно быть в столице союзной республики. Что меня тогда удивило – это количество детских садов– больше 100, не считая других дошкольных учреждений. Вообще–то в Ашхабаде я в основном был проездом – прилетал и улетал, а также несколько раз был на базаре и в госучреждениях типа Совмина, ЦК и Академии Наук.

Основное время, а это за «10 раз» составило около года, пришлось проводить вдали от цивилизации – в «нечеловеческих условиях» барачных и палаточных военных городков, разбросанных в десятках километров от иранской и афганской границ (районы Келяты, Ашхабада, Кушки) и юго–восточной части пустыни Кара–Кум (Теджен и Мары).

Самое удивительное в Туркмении – это весна в марте–апреле. Тот, кто видел пустынные предгорья только летом, даже представить себе не может, что выжженная земля способна покрыться разнотравьем и морем тюльпанов и маков. Очень жалко, но это цветочное царство просуществует чуть больше месяца и исчезнет, как будто его и не было.

Аналогичное чудо я встречал только в тундре, когда она на такой же срок, как и пустыня, зацветает… грибами – подосиновиками и подберёзовиками!

Обидно, но у нас всё время с раннего утра и до позднего вечера было занято танками и всем тем, что с ними связано – рассмотрением результатов «пробегов», стрельб и выполнения специальных задач.

В результате этих «рассмотрений» выявлялось невыполнение «технико–тактико–технических требований», «выходы из строя» и т.д. и т.п., и как следствие – нервотрёпка, скандалы, перерастающие в откровенную ругань между конструкторами и производственниками, а потом между «промышленностью» и «военными». Самое интересное, что особо яростно схватывались между собою «высокие» лица, представляющие КБ и заводы с «высокими» лицами от Минобороны.

Мы же – среднее звено и тех, и других – никогда друг с другом не ругались и всегда находили общий язык и соответствующие решения, удовлетворяющие обе стороны.

Ко всему этому добавлялась 50–градусная температура в тени, палящая температура «на солнце» и местная вода с её «лямбиями», отравлениями и … поносами со рвотой до изнеможения. Самое интересное, когда всем этим, наконец, удостаивались «руководители», то они «уходили» сперва «в себя», потом «из себя», и склоки постепенно затихали.

«Уйдя», люди становились спокойнее и старались быстрее прийти к консенсусу, чтобы всецело заняться решением личных проблем. У нас даже было выражение, касающееся особо рьяных из вновь прибывших начальников – «скорее бы он акклиматизировался», т.е. скорее бы его «пробрало».

Однажды из нас образовалась очень даже мирная общность гражданских и военных, где председательствовал всеми уважаемый генерал Валентин Петрович Дикий. Испытания танков практически были завершены, и оставалось только «создать» и согласовать объёмный акт по результатам проведенных работ. Все хотели поскорее завершить эту работу, но тут ни с того ни с сего у Валентина Петровича начались неприятности с «желудком». Неприятности – это мало сказать…

Жили мы в полевых условиях и все «удобства», включая то, без чего не мог обойтись генерал, располагалось в предгорьях Копет–Дага. Чтобы продолжать бегать туда каждые три минуты под палящим солнцем – надо было иметь железное здоровье, а генерал уже был в возрасте.

Работа встала… Вроде бы намечается консенсус, а тут надо бежать…

Сперва у меня была мысль поставить на месте приземления генерала что–то вроде большого зонта, оборудовать это место продырявленной табуреткой и протащить туда полевой телефон для руководства комиссией. Но вскоре эта мысль оформилась в предложение «создать» из довольно «приличных» досок полуразрушенной казармы садовый туалет и сделать его постоянной резиденцией нашего Предгорседателя. Недолго думая, я набросал в секретном рабочем блокноте эскизный проект этого сооружения с соответствующим генеральским троном внутри и входной дверью, срезанной сверху так, чтобы генерал видел нас, а мы его голову.

Он спокойно сидит в тени на свежем воздухе, а не в бараке, и с расстояния 10–15 метров общается с нами, а мы с ним. Нам я тоже предусмотрел четыре столба с крышей из танкового брезента. Чтобы не вызвать преждевременных возражений у интеллигентного генерала, пришлось тайно собрать своих ребят и дать им задание по строительству генеральской резиденции. Мой заместитель Гена Скобкин, назначенный прорабом, творчески подошел к воплощению моего проекта и накрыл «место установки» большой солдатской палаткой. Через несколько часов палатка была снята и взорам членов комиссии предстала «генеральская резиденция»!

Затем после точно выдержанной театральной паузы между дверью и крышей появилась физиономия Гены Скобкина, радостно объявившая о завершении порученного ей Михалычем задания. Вроде бы на этом можно было бы и остановиться, но физиономия вдруг озлобилась и нецензурно понесла «бездельников», которые забыли принести «ковёр» и расстелить его перед входом…

Бездельники засуетились, и вскоре у входа в резиденцию был постелен неизвестно откуда уворованный полутораметровый коврик.

Не буду рассказывать о гомерическом хохоте и визге всего присутствующего и сбежавшегося «личного состава». Самое главное, что генерал «не очень возражал» и после небольшого перерыва работа комиссии закипела с новой силой. Мы рождали «согласованные» разделы акта, посыльные в чине не ниже подполковника передавали написанное генералу, а он, пообщавшись с нами, уточнял кое–что и документ возвращал в комиссию.

Чуть позже у кого–то родилась мысль радиофицировать генеральский дворец, что позволило Валентину Петровичу знакомить общественность с последними новостями…

Обычно в процессе испытаний нам редко удавалось вырваться в ближайшие населённые пункты – поселки, станции, города и тем более в Ашхабад. Раза три мне повезло сколотить компанию для посещения музеев, но в основном народ интересовали базары и «злачные места», коими являлись станционные буфетики и ресторанчики. В некоторых воинских частях, куда нас заносила «судьба», своим автотранспортом мы не располагали, поэтому приходилось пользоваться оказиями или… ослами.

В 60–ые годы «прошлого столетия» наш генеральный секретарь Никита Сергеевич Хрущёв догадался обложить налогами всю живность, находящуюся в частной собственности. Под этот указ попали и туркменские ишаки. Но голь в СССР завсегда была хитра на выдумки, в данном же случае самой хитрой оказалась туркменская… Если во всех республиках крестьяне и различные частники, имевшие живность, матеря Никиту, всё же платили налоги, то туркмены смешивали своих баранов с колхозными – попробуй отличи частного барана от колхозного, а ослов просто выгнали – «нет у меня ишака и не было!».

Бедные ишаки просились домой, а их гнали палками. В конце концов они стали сбиваться в стада и ошиваться рядом с человеческим жильём, надеясь на лучшее… И лучшее иногда случалось. Когда туркмену требовалась тягловая сила, он брал кусок хлеба, подзывал голодного ишака и эксплуатировал его по своему усмотрению. Кончалось всё тем, что ишак получал ногой под зад и оказывался опять в стаде.

Пару раз я тоже уподоблялся туркмену. Выбирал симпатичного ишака, кормил его, привязывал на шею верёвочку, чтобы в будущем отличать его от других, и верхом добирался до места назначения.

Первый раз, проехав несколько километров, я объяснил ему, что дальше вдвоём нам ехать опасно, поэтому временно надо расстаться... Он не возражал, тем более что рядом понуро стояло штук пятнадцать таких же ослов. Через час, возвращаясь на место нашего расставания, вижу сценку – здоровенный пожилой туркмен пытается что–то взгромоздить на осла, а тот орет благим матом и брыкается. Подойдя ближе, узнаю в бунтаре своего ослика, а он меня… Пришлось подарить туркмену бензиновую австрийскую зажигалку…

По прибытии «Серый» нагло обосновался в нашем лагере. Его стали подкармливать, а он безоговорочно выполнял поручаемые ему задания…

Немножко о туркменском базаре. Не знаю, как сейчас, но в 60–ые годы, имея два–три рубля, ты чувствовал себя на базаре Рокфеллером. И чего там только не было, и какие ароматы!

Два слова о моём первом посещении продавцов вина. Место открытое, солнце жарит нестерпимо.

Продавцы, как положено в туркменской провинции, в чалмах и невероятно грязных халатах. Вокруг них огромное количество ос (ос – это желтый и полосатый мух). Перед нами трое работяг по очереди пьют из одного стакана. Стакан от массового употребления покрыт толстым и липким слоем усохшего вина и ползающими по нему осами. Подходит наша очередь. Спрашиваю продавца:
– А у тебя другой – чистый стакан есть?.
– А этот тебе не нравится?.
– Он же грязный и липкий!.
– Счас сделаем чистым (берёт стакан и тщательно протирает его внутри полой своего грязного халата).

Нам ничего не остаётся, как вежливо поблагодарить его и, сославшись на какую–то очень важную причину, покинуть винный ряд. После этого случая мы больше никогда не пользовались услугами базарных виноторговцев, предпочитая им станционные буфеты и магазины.

Крайне редко удавалось выкроить время на знакомство с достопримечательностями Туркестана – развалинами древних городов, живописными ущельями и оазисами Фирюзы, Мары и Теджена. Обычно же развлекались тем, что ловили тушканчиков, черепах, ушастых и очень симпатичных маленьких ёжиков и прочую живность, включая мохнатых пауков – фаланг, скорпионов и даже дикобразов. Ведь чем–то надо было гасить отрицательные бронетанковые эмоции и пополнять организм положительными…

В Туркестане, где около 80% территории занимает пустыня Кара-Кум, существует настоящий земной рай – это место называется Фирюза.

Благодаря тому, что городок расположился на высоте порядка 800 метров вдоль ущелья, орошаемого горной речкой, даже в самые знойные дни здесь всегда свежий и чистый воздух. Лесные чащи и сады обосновались вдоль реки, а сам чудесный городок с расположенными в нём санаториями, домами отдыха, детскими оздоровительными лагерями и великолепным парком – стал курортной столицей Туркмении.

А какие там огромные многовековые чинары! Красота!

Как ни крути, но приходится сказать пару добрых слов и о Н.С. Хрущёве. В 1959 году, когда он осуществлял свой визит в США, какой–то американский бизнесмен удивил его рассказом о существовании на территории СССР в Бахарденской пещере уникального подземного озера Ков–Ата («Отец озёр»). Прошло два года, и в 1961 году, приблизительно через два месяца после моего приезда в Туркмению, Хрущёв неожиданно вспомнил рассказ американца. Последовала немедленная команда, и за три дня пещера с озером была «найдена».

В ней соорудили железобетонные лестницы с поручнями, провели освещение и обустроили спуск в воду.

Мне удалось побывать там до и после «хрущёвской команды», так, что я одним из первых ощутил реальную заботу генерального секретаря о моей персоне.

Первый раз, войдя в пещеру, пришлось спускаться к озеру на 70 метров вниз по огромным камням и скользкой шатающейся и угрожающе скрипящей деревянной лестнице, теперь же… обалдеть!

Раньше от железнодорожного разъезда на 88–ом километре от Ашхабада надо было фигачить 10 км пешком к подножью северного склона Копет–Дага на поиски оврага, где протекал ручей. Потом спуститься в это овражище и продираться через кустарник по крутому склону вверх, откуда этот ручей сбегал.

Вход в пещеру находился на обрывистом склоне горы и от него круто вниз шли два высоких грота – главный длиною метров 60, заваленный глыбами камня, и второй, в котором располагалось подземное проточное озеро с сероводородной водой. Ручей, по руслу которого мы карабкались вверх, вытекает из этого озера через трещину в горе, что поддерживает в нём чистоту и постоянный уровень воды. Вода изумрудно–голубого цвета настолько прозрачна, что на дне видны мелкие камешки. Воздух густой, тёплый и влажный пахнет сероводородом, купание в озере благотворно действует на организм и улучшает кровообращение, т.к. в воде присутствует половина элементов таблицы Менделеева.

Длина озера метров 70, ширина около 30, средняя глубина 10 метров, среднегодовая температура воды +35°С.

Существует поверье, что если доплыть до торчащей из озера скалы, за которой сплошная жуткая темень, и оплыть его вокруг, то простятся все грехи и будущее будет прекрасным. Я это сделал два раза – до и после Хрущёвской «команды». Поэтому не удивительно, что у меня последние 50 лет прошли вроде бы…. не очень плохо…

Да, совсем забыл – в пещере дружно проживает огромное количество летучих мышей различных пород, а зимой к ним добавляются голуби, воробьи и разные местные птички. Ведь зимнее время температура воздуха в пещере не опускается ниже +20°С.

Ну, и чтобы завершить рассказ о Бахарденской пещере, хочется поведать о … постельных… клопах.

Большинство моих читателей не имеет о них никакого понятия, но тем, которым «случилось» с ними познакомиться, вероятно, будет интересно узнать нижеследующее.

Оказывается, что помимо жилищ человека, постельный клоп встречается и в природе: в дуплах деревьев… и в Бахарденской пещере.

Располагаются они в той её части, которая лишена света, но населена огромным количеством летучих мышей и их «вкусными» голыми детёнышами.

Нажравшись, эти кровососы частенько падают в озеро и их трупы иногда прибивает к берегу… Клянусь – сам видел! Там же я узнал, что самый здоровый клоп отдаёт концы при температуре ниже минус 14°С и при + 49°С и выше. Так, что ежели они завелись у кого-нибудь в диване, то поливать его кипятком и посыпать дустом не следует. Надо просто вытащить на мороз или приволочь в Туркмению и поставить на бархан – клопы все передохнут!

За время моего пребывания в Средней Азии не было ни одного случая, чтобы кто-нибудь был покусан ядовитыми змеями и насекомыми, а вот клопы их грызли без зазрения совести.

Однако клоп – это не самый страшный туркменский зверь.

Самая страшная зверюга – это пендинка. И не потому, что имя у неё какое–то полуцензурное, а потому, что она уродует людей на всю оставшуюся жизнь.

Сама эта мошка не ядовита, но является переносчиком пендинской язвы. Появляется прыщик, потом он плотнеет и растёт, переходя в язвочку, которая делается все больше и больше, достигая в отдельных случаях размера средней ладони.

Язва может просуществовать от нескольких месяцев до нескольких лет и в конце концов рубцуется. Противное рубцевидное пятно остаётся навсегда. Если эта мерзость на ногах или руках – это полбеды, но чаще она уродует… лицо… Лекарств от неё не существует. Там, где протекают реки и есть орошаемые поля, этих москитов тьма. Нас они грызли практически каждую ночь, но меня Бог миловал, посылая незараженных пендинок.

Видимо, я вовремя избавился от накопившихся грехов в подземном озере, а новых совершить просто не успел.

И последнее. Если вам повезёт приехать в Каракумы в разгар лета и у вас под руками не окажется ни кастрюльки, ни воды, ни сковородки, ни примуса, ни даже газовой плиты, то не расстраивайтесь. Возьмите обыкновенные куриные яйца и слегка утопите их в песок бархана. Затем покройте их сверху небольшим слоем того же песка.

При обычной температуре воздуха (+50°С в тени), вы сможете довольно быстро опытным путём определить время приготовления яиц «всмятку», «в мешочке» и «вкрутую». А чтобы водка не закипела, пока яйца варятся, её надо закопать в тот же бархан (хотя можно и в соседний) сантиметров на 30, а при отсутствии линейки – по колено вашей спутницы.

Если же вы решите приготовить яичницу–глазунью, то это проще простого – действуйте по примеру моего друга и заместителя Гены Скобкина. А именно – возьмите «люминивую» тарелку и положите её на подбашенный лист танка в районе люка водителя или на надмоторную крышу. Сделать это надо приблизительно за час до того как ваша спутница согласится принять «на природе» стакан местной водки.

А далее, как обычно – слегка раскалываете яички о выступающую часть танкового подкрылка или какого-нибудь кронштейна и вываливаете их содержимое на тарелку. Она к этому времени нагреется свыше 80 градусов. Не забудьте посолить! И приятного Вам времяпрепровождения!


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
168243 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb