Сейчас вы здесь: .: главная:. - .:статьи:. - .:Защитницы Отчизны....:.

Если видел ты девчонку,
Что в берете с автоматом,
Это означит в ВОЕНМЕХе
Привели к присяге нас.
Информация к размышлению:
год зачисления на ФВО: 2002
количество зачисленных: 27
год окончания ФВО:
2005
выпустилось:
19 студенток с факультетов А, Г, Е, И, Л, Н, Р

Как мы учились

Далеко не все наши боевые подруги, с которыми мы маршировали по плацу в Лосево, ходили в ночной патруль и стояли в суточном наряде, продержались два с половиной года на ФВО. И дело не в том, что уж очень сложно учиться. Совсем наоборот. Просто перед студентками не маячит малоприятная в наше время угроза проходить военную службу по призыву. И даже после присвоения нам звания лейтенанта запаса делать выбор будем мы, а не кто-то из военкомата. Но эта «везуха» вкупе с сознательным и добровольным поступлением на ФВО сыграла злую шутку. Очень часто, высидев положенное с 9.30 до 17.30, хотелось бросить все к чертям собачьим. После первого семестра некоторые так и сделали. На 4-м курсе стало сложнее: когда рука так и тянулась к листу бумаги, чтобы написать рапорт на отчисление, вставал вопрос: а зачем тогда я столько времени там парилась? Знаю нескольких девчонок, которые вплоть до сборов никак не могли определиться, нужно ли им звание или нет.

Учиться было несложно. Т.к. мы там находились по собственному желанию, то и показатели в учебе у подавляющего большинства девушек были очень высокими. С чем мы реально столкнулись, так это с высокомерно-презрительным фырканьем некоторых офицеров. Женщина на флоте, как морская свинка: та, как известно, никакого отношения ни к свиньям, ни к морю не имеет. А ведь многие из нас, выросших в военных гарнизонах и являющихся дочерями офицеров, продолжают семейную традицию. С другой стороны, есть же на ФВО план по набору «граждан женского пола», есть план по проведению с ними сборов, есть, в конце концов, должности в ВМФ, замещаемые женщинами… Так зачем же брезгливо кривиться, когда хрупкая девчонка-дневальный со спадающей повязкой, закреплённой на рукаве скрепкой, приветствует тебя, товарищ офицер, вытягиваясь по стойке «смирно»?!

 

Что такое хорошо и что такое плохо

Чтобы снова не впасть в огульное охаивание всех и вся и не слышать в свой адрес: ну, конечно, выучилась, выпустилась, теперь можно гадости сплошные про «войну» говорить, приведу минусы и плюсы пребывания на ФВО. (Кстати, аргументированной критике я подвергала процесс обучения и в течение самого обучения).

Итак, сначала минусы:

1) Безжалостная пустая растрата времени в виде самоподготовок. Хорошо, если 10% студентов действительно к чему-то там готовятся… А так, просто высиживание и ожидание объявления «Сделать перерыв, проветрить аудитории».

2) Неудачные попытки скрестить положения Дисциплинарного устава с привычным образом жизни студентов. В итоге получается кидание из стороны в сторону: либо за явно грубые проступки никто никого не наказывает, либо получаешь взыскание за стандартное опоздание на занятие.

3) Упреки в виде «учитесь вы х… плохо, в общем». А сам учебный процесс построен весьма странно. Повезло еще тем, кто учился на артиллеристов или ракетчиков. Там хоть наличествует материальная часть, поездки на высшие офицерские курсы, в музеи. А я, например, волею судеб попала (по-другому не назовешь) на два с половиной года в гуманитарный взвод. Сплошная теория. За все время только 1 раз с нами провели действительно практическое занятие по отработке навыков офицера по информированию личного состава. И все. А ведь среди общей массы призываемых после военных кафедр процент политруков очень высок. И идут служить товарищи, которые не в состоянии даже название специальности произнести.

4) Наличие спускаемых сверху планов, навешивающих большое количество общих дисциплин, постановляющих совершенно дебильные методики проверок. В итоге см. п.3

5) Откровенная лень некоторых преподавателей читать лекции, нежелание признаваться в том, что они не знают чего-то, прикрываясь выкриками «Не положено!». Отсюда скабрезные шутки про тупость военных, очерняющие высококвалифицированных профессионалов.

6) Лучшие офицеры уходят, не желая сидеть на мизерном окладе и готовить аховых специалистов.

7) На проблемы, как и везде, закрывают глаза. Читать в нашей уважаемой газете За инженерные кадры сопливые заказные статьи про то, как у студентов слезы на глаза наворачивались при спуске флага просто противно, особенно тем, кто на военке учился.

А теперь плюсы:

1) Там реально пытаются чему-то научить. И не просто чему-то, а достаточно грамотному освоению военно-учетной специальности. Офицеры-преподаватели требуют соответствия получаемой нами квалификации, что повсеместно в университете начинает восприниматься как нонсенс.

2) Офицерский состав душой и сердцем переживает за негативные события, происходящие в ВМФ и ВС в целом, обусловленные внешней и внутренней политикой государства. И даже если кому-то из студентов совершенно на это плевать, та боль, которая отражается в словах преподавателя, не проходит мимо. Заставляет задуматься. Хотя бы на мгновение, а этого уже достаточно. Когда-то будет последняя капля…

3) Такие понятия, как честь, долг, патриотизм, превратившиеся в ругательные, там ценятся и значат очень многое.

4) На ФВО судьба студента не пустой звук. Если у человека возникли проблемы, его не вышвырнут как котенка за борт, а помогут, дадут совет и не станут преследовать и травить. В наше время это редкость, особенно в стенах ВОЕНМЕХа, где структуры, в обязанность которых напрямую входит необходимость следить за состоянием психологического климата в студенческой среде, просто, как и все остальные, плюют на нас. Как хотите, так и живите, вас сюда никто не звал. Особенно бюджетников, занимающих места, за которые кто-то мог платить. Так вот, на ФВО статус студента ВОЕНМЕХа свято оберегается и чтится.

 

Сборы

Мальчишки уехали кто в Североморск, кто в Балтийск, а мы остались на ФВО. И главной проблемой, с которой мы столкнулись, стали сами господа офицеры. Да, их понять можно: все разъехались, кто на сборы, кто в отпуска, кто на больничный, а они должны возиться с 19-ю пятикурсницами. Так ведь мы и не настаивали. Наоборот, были бы очень даже рады, если бы нас почаще отпускали, о чем неоднократно заявлялось вслух. Ан нет! Но надо отдать должное нашему бравому командиру – капитану 2 ранга Кашенкову Дмитрию Борисовичу. Да, он не понимает, зачем из девчонок готовят черт знает кого (т.к. сама программа подготовки – сплошная кака), потом дают в лапки автомат, приводят к присяге, а после дают звание и гордое наименование военного специалиста. Тем не менее, никогда он не позволял себе не только заявить об этом, но даже намекнуть взглядом или жестом (прим.: я о том времени, пока мы там учились; а после обильного возлияния на банкете чего только друг другу не говорили…). А если добавить к этому справедливость, совершеннейшую безгеморр*ность и умение шутить с 21летними студентками, балансируя на грани и ни разу не сорваться в похабщину, то итог прост: нам с ним повезло. А что касается меня как комвзвода на сборах, моя точка зрения такова: лучшего начальника у меня еще не было.

Что мы делали на сборах, с 10 января по 14 февраля? Выполняли поручения офицеров в плане че-нибудь напечатать, распечатать, отсканировать, написать статью, провести приборку, сшить нарукавные повязки, подготовить праздничный стол в честь ухода начальника ФВО… А по большей части мы просто сидели. Разговаривали, перемывали кости кэпам: «Ах, какая же он св*лочь!!!». Когда разговаривать надоедало, ходили в кафе, возвращались… Увлекательно! Ну я еще проводила с утра утренний осмотр (пожалуй, единственное веселое занятие) и старалась сделать все возможное, чтобы дежурный офицер отпускал помощника (помощницу, в смысле) как можно раньше… Еще раньше… А на фига вам, вообще, помощник?

И так все сборы… В принципе, не сложно, правда? Но самая-то дрянность, когда надо тупо высижывать какое-то регламентированное время, откровенно валяя дурака и понимая, что ты никому не нужен, а уж тебе это все до ж*пы и подавно.

 

Про это…

С 24 января началась реальная веселуха: тренировки к присяге и подготовка к банкету. Оба мероприятия состоялись 28.01. Описывать все скользкие шутки нашего командира типа «…положение частей тела военнослужащих при строевой стойке: грудь вперед, живот втянут, колени сомкнуты, девочки, а не раздвинуты…» можно очень долго, про наши собственные лучше, вообще, промолчать. Сама присяга оставила неизгладимое впечатление, причем у всех, в т.ч. и у приглашенных родных, знакомых и друзей по университету. Немного нас сначала стремала необходимость дефилировать по второму этажу от Розового зала до музея в беретах и с автоматами наперевес, но когда за поворотом нас встречала восторженная толпа единым вздохом «Ах!»… И когда со всех сторон посыпались фотовспышки… Йоу, ди-джей, это наш день! Конечно, при приведении к присяге ни одна не сделала все абсолютно верно: даже если строевая подготовка была более-менее нормальной, даже если доклад производился без запинки и правильно, то обязательно на повороте, при обходе строя слышался глухой сильный удар. Это девушки прикладом колошматили музейные экспонаты.

Пьянка (по другому назвать язык не поворачивается) получилась на славу: с 13.15 до 22.45. Особенно было приятно слышать от офицеров высокие оценки организованного действа. Из более чем сорока человек самыми стойкими оказались пять офицеров и девять студенток. Что было? Даже не знаю, как можно описать. Было все. Феерические тосты (первый раз в своей жизни пила за Россию, потом за ВМФ и за ВОЕНМЕХ; остальные были за нас, красивых)… Совершенно бредовые речи некоторых особенно отличившихся в литрболе… Аккуратные попытки сближения при медляках (грубо говоря, тихие поползновения под пиджак), коим препятствовал правильный моральный облик наших девушек: епрст, нам же еще экзамен им сдавать!.. Непонятные вопросы после очередных 50 грамм 5звездочного вроде «Вот скажи мне, только честно, что тебе дало обучение на ФВО?»… И нежелание расходиться, сидели бы так всю ночь и разговаривали…

Мы увидели друг друга словно впервые, словно не было тех двух с лишним лет пересдач контрольных, оправданий за прогулы, выставлений из аудитории за некорректное поведение. Увидели и не ужаснулись. Нам открылись другие грани сложной конструкции под названием душа, которые невозможно было разглядеть раньше. Все мы человеки и очень хорошие, со своими тараканами и завихами, проблемами и чаяниями, со своей печалью и забавными историями, трудным жизненным путем (у кого-то только начинающимся, у кого-то застывшим на распутье) и непониманием себя, пошлыми анекдотами и фотографиями любимых.

Говорить, что в каждый взвод в период обучения царила взаимовыручка и товарищество, - неверно. Я на примере взвода, где училась вместе с гуманитариями, видела обратное каждый день. Но на сборах 19 девушек, которые и встречались-то не все и не всегда, стали на какое-то время действительно цельным коллективом на почве осознания бредовости самого факта сборов для нас. Амбиции, привычный дух неповиновения, неприязнь некоторых к некоторым (куда ж без нее в женском обществе) им удалось оставить за порогом факультета. Мне, несчастному комвзвода, назначенному приказом начальника ФВО, было это хорошо заметно (со стороны виднее). И я искренне рада не только тому, что мне не приходилось иметь дело с разрешением конфликтов, но и тому, что теперь на этой планете появилось больше людей, которые, задавая вопрос «Как дела?» ждут ответа, а не пробегают мимо, словно это дежурная фраза. Умение сотрудничать и сопереживать – главная черта, проявившаяся у нас за прошедший период.

 

Вместо эпилога (эпиграф же был)

Каюсь, порой я на военных днях вела себя безобразнейшим образом (один раз меня удалили из аудитории) и уж никак не могла претендовать на роль примерно-показательного эталона студентки ФВО. Месяц не ходила на занятия. Спустя некоторое время поняла: не стоит слишком застревать на том, что не нравится и мешает двигаться дальше. Никогда и нигде, пока жив хоть один представитель расы человеческой, не будет абсолюта. Нам присущ поиск себя, зачастую в ущерб другим, мы же все эгоисты. А раз так, не лучше ли стараться видеть позитив? Я вернулась на «войну» и посмотрела на все другими глазами. В мелких стычках, жарких спорах с офицерами-преподавателями, отстаивая свою позицию или мнение, в сердцах хлопая дверью (было с некоторыми и такое), мы взрослели. Помимо качественных знаний мы перенимали их жизненный опыт и выстраивали свой собственный. Мы видели неподдельную заинтересованность в нашей жизни, хотя бы в виде простого вопроса начальника дневальному: вам не очень холодно? И мы чувствовали, что они учились у нас. Может, поэтому у многих к военке двоякое отношение, однозначно высказаться не может никто. Сплошные разнородные эмоции. Но никто из закончивших ФВО не сказал, что считает обучение потерянным временем.

Набор девушек на ФВО прекратился. Мы стали последним действительно крупным по численности выпуском. Постепенно к нам приходит осознание той дополнительной гражданской ответственности, которую мы добровольно возложили на себя после произнесенных слов «клянусь… защищать народ и Отечество». И, как показывает практика, служить отправятся единицы или ни одна, вообще. Но суть не в этом. Мы просто чуть-чуть изменились в лучшую сторону, пройдя обучение на ФВО. И быть справедливее, честнее и достойнее – вот наш прямой ежедневный долг.

 

© Анацко Анастасия 2005

   
Исключительно мое, женское, мнение о военке, сборах и не только. Спасибо всем девушкам взвода Д101 за понимание и терпение. Вы – умницы!
 
© Анацко Анастасия 2005
   
   
   
  СОДЕРЖАНИЕ
   
Как мы учились >>>
Что такое хорошо и что такое плохо >>>
Сборы >>>
Про это… >>>
Вместо эпилога (эпиграф же был) >>>