УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.89 Везёт тебе, Михалыч!

1969 год. Уже больше года, как я москвич. Пора выклянчивать отпуск.

Почему выклянчивать? А потому, что мы, работники 7 Главного управления Миноборонпрома, незаменимые! Особенно конструктора! Так считают начальник Главка М.И. Маресьев и начальник конструкторского отдела А.М. Макаренко.

Кураторам Ленинграда и Нижнего Тагила отпуск в принципе давать нельзя. Если по морским законам должность старпома на военном корабле несовместима с частым пребыванием на берегу, то моя должность вообще несовместима с частым пребыванием дома, а об отпуске, тем более в течение 24 рабочих дней, и речи быть не может.

Ухватить недельку, обеспечив себе замену очень информированным и квалифицированным специалистом из Ленинграда, можно, но при условии, что это авторитетный человек, которого хорошо знает моё начальство и руководство соответствующих главков Минобороны.

В связи с таким режимом «предоставления» ежегодных очередных отпусков приходилось выкраивать деньки, чтобы как-то отвлечься от «любимой» работы. Каждый такой день и час хотелось провести «достойно» и «насыщенно», чтобы было о чём вспомнить. У моих товарищей, ленинградских испытателей танков, были аналогичные проблемы, если не сложнее.

Итак, несколько кусочков типичного времяпрепровождения свободных от работы дней танкистами, не достигшими пенсионного возраста, в 60-ых годах прошлого столетия.

1969 год, июль, пятница. Команда - быть в Ленинграде в понедельник в 9.00 утра.

Оформляю командировку, получаю деньги и, удрав с работы в восемь часов вечера, лечу домой.

В 21 добираюсь до дома – жил я тогда в подмосковных Химках, а ровно в 22.30, как всегда, трогаюсь в сторону Ленинграда на своей машине.

С первоцветов и до начала зимы на протяжении многих лет в ленинградские командировки я ездил только на машине.

Если надо было быть в Питере завтра, то звонил друзьям. Они утром подходили к московскому поезду, покупали за рупь у проводницы оставленный пассажиром билет, и я «приезжал» в Ленинград на поезде. А когда мне надо было приехать обратно в Москву, московские друзья покупали за рупь у ленинградской проводницы билет – и я «возвращался» в Москву.

Бензин тогда стоил у шоферни 50 копеек за 20-литровую канистру, а билет в Ленинград 12,50 – 15 руб. (купе или СВ) - таким образом появлялась «прибавочная стоимость» и по тем временам довольно приличная.

Ездить по ночам я любил. Дорога до Питера мною была накатана многими годами и 700 с гаком «вёрст» незаметно пролетали максимум за 10 часов. Не доезжая Колпино справа у дороги было маленькое озерцо, там я обычно умывался и брился, а в 9.00 уже общался с руководством заводов, КБ или институтов.

Итак, я в Питере. Суббота. 9 часов утра. Впереди весь день и целое воскресенье. Останавливаюсь у дома, где проживает мой друг - ведущий инженер-испытатель танкового КБ Виктор Яшин. Планов – громадьё, был бы он дома (вчера позвонить ему я не догадался).

Накладка - Яшина дома нет, уехал к матери в г. Кингисепп. Это 130 км от Ленинграда в сторону Эстонии. Разворачиваюсь и … в Кингисепп.

В то время двое суток без сна - для меня дело плёвое. Обидно, если Витьки в Кингисеппе тоже нет – тогда придётся ехать в Нарву к его брату Юрию Яшину, а если и там нет, тогда всё летит кувырком. Обогнув Кингисепп с запада, еду на юг вдоль реки Луга. В нужном поселке, названием которого я не интересовался, останавливаюсь у магазина, чтобы вспомнить, где яшинский дом.

Выхожу из машины. Дверь магазина открывается и на пороге появляется Витя с авоськой, в которой отчетливо проглядываются две бутылки водки. Приехал! Обнялись, спрашиваю по какому поводу бутылки. Отвечает: «Сегодня ночью с соседом будем ловить миног, которые стеною идут сюда из Усть-Луги. Всё для этого подготовлено. Как стемнеет – перегородим сетью реку, ночь ожидается безлунная – то, что надо, минога свет не любит, попрёт и вся будет наша. Шесть больших корзин стоят наготове. По случаю твоего прибытия надо взять ещё парочку бутылей».

Взяли…, перегородили, попёрла минога, вытащили.

Под утро, обессиленные от взятого и вытащенного, установив три больших корзины с миногой посредине комнаты, улеглись спать.

Проснулся я от дикого крика и грохота. И хотя стояли белые ночи, в деревенском домике было полутемно и царил кошмар. На столе что-то прыгало и орало, а на полу кишело полчище змей. Я окаменело пытался понять, где я и что происходит. Наконец, зажёгся свет и всё прояснилось: Витя в трусах на столе, я на кровати, прижавшись к стене в доме Витиной мамы, посреди комнаты стоят три пустые корзины и позвякивают пустые водочные бутылки, между которыми и по которым ползают мерзкие твари - полуметровые чёрно–фиолетовые речные вампиры, - миноги, к которым страшно прикоснуться…

Стол, на котором обосновался ведущий инженер-испытатель Виктор Яшин, почему-то оказался в дальнем углу комнаты. И никакая, даже сверхъестественная сила не смогла бы заставить его спуститься на пол босыми ногами. Одно дело, когда миноги были нашей добычей и рыбой, совсем другое, когда они заполнили собою весь пол и превратились в змей с мерзкими раскрытыми зубастыми ртами.

Минут 5 пропроклинавши всё на свете, мы, наконец, нашли нужное решение. Я со своей кровати забрался на тумбочку, а с неё на кровать Виктора. Затем, собрав волю в кулак, сунул руку под кровать и вытащил оттуда два резиновых сапога, которые поочерёдно переправил по воздуху их хозяину. Напялив сапоги, он заявил: «Вот теперь я – Виктор Яшин, и эти твари быстро поймут, кто в этом доме хозяин ».

У меня резиновых сапог не было, поэтому пришлось остаться на кровати в роли наблюдателя.

Виктор действовал стремительно. Минуты через три он приволок в комнату 150 литровую алюминиевую бочку и совковой лопатой перегрузил в неё с пола обезвоженных и уставших от ползанья миног. Как потом оказалось, миноги были не полуметровые. Самая большая – 45 см, а в среднем около 40. И совсем не страшные…. Однако, ни жареных, ни маринованных, есть я их не смог и не могу до сих пор. Особенно, когда Витя рассказал, что они вампиры, т.е. присасываются ко всяким селёдкам, и прочей рыбной братии и высасывают из них кровь.

Витина мама, которая во время нашей рыбной ловли находилась в Нарве, в день моего отъезда в Москву так и не смогла уговорить меня взять с собою несколько банок с жареными и маринованными миногами, которых она специально приготовила. Мне до сих пор стыдно за своё поведение. Сейчас бы я с благодарностью взял…, но сам бы их есть всё же не смог…

Это было в июне, но был ещё июль, август и сентябрь…

Итак, последние числа июля 1969 года. Вариант, аналогичный июньскому – в понедельник быть в Ленинграде, а я приезжаю в субботу и опять же в Кингисепп.

Яшин с тремя товарищами уже там, а его мама … в Нарве.

Поскольку я пятый, в том же магазине приобретается ещё две бутылки (на всякий случай).

Посчитав общим голосованием (после выпитых двух стаканов на брата) данную субботу – еврейской, т.е. только отдых и никакой работы, и учитывая, что магазин ещё не закрылся, принимаем в свой коллектив обитателей двух соседних домов…

Утром, проснувшись в доме, да ещё на кровати, понял, что мне повезло. Всех остальных судьба раскидала вдоль и поперёк приусадебного участка, включая «нейтральную полосу» - ничейную землю, площадью 4 - 5 соток, засаженную картошкой. Картошку посадила, окучивала и пропалывала, естественно, Витина мама.

Когда с большим трудом был обнаружен последний участник вчерашней «субботы» и когда бывшие «коллеги», наконец узнали друг друга, а некоторые заново познакомились, почти единогласно было принято решение чуточку «поправиться» и заняться насущными делами.

После первой, принятой большинством «поправки», соседи слева занялись починкой забора, а сосед справа занялся ремонтом трактора с ковшом, на котором он работал в совхозе и который пригнал в субботу, чтобы что-то в нём починить.

Мы тоже горели желанием что-нибудь совершить и ждали указаний от Яшина. Однако чтобы наш трудовой подвиг был всесторонне обдуман, потребовалось принятие большинством «второй поправки».

Наконец она принята, и слово берёт Яшин:
- Братцы, сегодня к вечеру или завтра в 6 утра мы укатим обратно в Питер на работу, а мать тут останется одна. Надо хоть чем-то ей помочь…. У меня есть предложение – надо выкопать картошку. Ей это не под силу. А картошка, по-моему, уже готова, я ещё вчера проверял. Мелочь в одну сторону, а крупную в другую. Потом всё разложим по мешкам. Тут намечаются командировки в Копьяр и в Плисецкую, поэтому вариантов убрать картошку позже у нас не будет. А мать – вы её знаете – человек больной и этот огород её может угробить. Ну, что? Ещё по стакану? Михалыч, не дёргайся – это тебя не касается, решил рулить сегодня - рули. Мы в Питер завтра на 6-часовом паровозе!

Когда почти вся ботва с висящими под нею маленькими картошечками была выдернута, а крупных картофелин набралось с полмешка, «большинство», включая Яшина загрустило… Однако, как раньше говорилось – у большевиков и их вождей не существует безвыходных ситуаций!

Чёрт с ней – с картошкой! Куплю маме несколько мешков и привезу!

Не расстраивайтесь мужики, есть предложение!

Я сейчас пойду к соседу, возьмём его вместе с трактором и выкопаем его ковшом маме небольшой прудик! Здесь на три дома всего один мелкий колодец. А огород и цветы надо чем-то поливать.

Видите на углу дома железную дождевую бочку – она пустая, дождей почти нет, до речки сто метров и крутой берег. А у мамы будет пруд и в нём вода. И хотя вода здесь паршивая, но для огорода то, что надо!

Иду за трактором, а ты, Орёл, сбегай в лабаз и возьми парочку!

Вскоре появился Орлов (с тремя) и тут же подъехал трактор тоже с тремя: с ковшом, Яшиным и трактористом. Яшин слезает с трактора и, глядя в сторону Орлова, задаёт нам вопрос: «Мужики, как вы думаете, где лучше всего выкопать пруд?». Орлов встаёт по стойке «смирно», говорит – «команду понял», и наполняет стаканы. После недолгого совещания место расположения пруда было определено в пяти метрах от дома, «чтобы маме далеко не надо было ходить». Оставив третью на обмыв пруда, «большевики» и тракторист прикончили вторую, спели – «… в строю стоят советские танкисты своей Великой Родины сыны…» и стали создавать пруд.

Мне ничего не оставалось, как пойти «поковыряться» в своей машине, которую я предусмотрительно поставил с другой стороны дома.

Не помню, сколько прошло времени, но не больше получаса, как - треск, скрежет, крики, нецензурщина, и трактор перестал тарахтеть. Первое, что мне пришло в голову, а не задавил ли тракторист кого-нибудь из наших….

Обегаю дом… Немая сцена… Яшин стоит, обхватив голову двумя руками, и смотрит в сторону дома, остальные тоже уставились туда. Не буду подробно описывать результаты создания пруда. Основной результат - это полное разрушение крыльца и четверти остеклённой террасы. Увлёкшись выемкой грунта, дважды остаканенный сосед-тракторист, разворачивая трактор, врезался поднятым ковшом в опорный столб крыши крыльца и прошелся дальше по верху террасы, четверть которой стёклами и поломанными досками рухнула на землю.

Но, как известно беда не приходит одна…

Витя ещё не снял рук с головы, как за забором раздались автомобильные гудки, которые известили о прибытии из Нарвы брата Юры, его жены и самое главное – Мамы, ради которой целое воскресенье трудились Витя с товарищами и примкнувший к ним воскресный меньшевик – автор этих воспоминаний.

На этом, к большому сожалению, июльский отдых танкистов пришлось завершить.

Но впереди был ещё август и сентябрь.

Предисловие к августу.

Все мои предыдущие и последующие рассказы о нашем с Виктором Яшиным времяпрепровождении – это бездарный пересказ его же рассказов. А рассказывать он умел! Кратко, ёмко, образно, с большим юмором и самокритично. Вы не поверите, над его «отчётом», как он «ухватил» инфаркт или инсульт и как протекали эти «процессы», слушатели, в том числе и мои близкие хохотали до слёз. Так же воспринимались его рассказы о наших «приключениях». Мне же в то время не очень хотелось «распространяться» о себе и тем более о своих друзьях…. Теперь – это всё в прошлом. Я не хуже и не лучше их, а просто был член дружного коллектива, который постоянно был нацелен на свершение добрых дел. А то, что это не всегда получалось .., на то Воля Божья и непруха … но мы же старались!

Теперь об августе и сентябре.

Дело происходило опять же в Кингисеппе, но на этот раз без меня.

Короче, это производные от Яшинских рассказов о том, что произошло после моих отъездов из Ленинграда в конце июля и в начале сентября.

«Михалыч тогда хорошо отделался. Его спас руль, за которым пить нельзя. А на-а-ам перепа-а-ло! Утром уезжать, а дом разрушен... А потом командировка на две недели. Ну, брата Юрку..., вы его видели – барин!

Сел со своей половиной в тачку и в Нарву, а мать в разрушенном доме!

Сосед, конечно, мужик классный, хоть и алкаш, что-то там подколотил и докопал пруд, но крыльца нет, стёкол нет, крыша протекает… беда.

Я как приехал, так сразу отпросился на пару дней - и к матери. Нужен был материал, и главное 5-метровые столбы. Короче, садимся с соседом на трактор и в лес добывать сосну. Я до этого окрестностями не очень интересовался, поэтому рулил к нужной сосне сосед. Он в соснах лучше меня разбирался, поэтому часа полтора мотались без толку. А нужную сосну-то заприметил всё же я. Она почти одиноко торчала на высоком косогоре. Высоченная и прямая! Соседу она тоже приглянулась. Самое главное, наш тракторишко к ней смог подобраться. Внизу под обрывом в полукилометре грохотало какое-то производство, а может быть добывали что-то, и туда же шла высоковольтка, по её просеке мы и подобрались к сосне.

Оставалось только её аккуратно положить. Что мы и сделали.

Подпилили и подрубили, чтобы она легла в нашу сторону…, но если уж попёрла непруха, то… В общем, откуда-то возник порыв ветра, а сосна высокая и кудрявая… Ветерка хватило, чтобы она улеглась в другую сторону и аккуратно на высоковольтку. Замкнула и оборвала там все, что можно. Фейерверк обалденный! Производство заискрило и затихло! Фонари все погасли! Сосед кричит – «уносим ноги» и дует к трактору, я за ним.

Заметая следы, чуть не утопли в болоте. Сделали неимоверный крюк и кое-как вернулись в посёлок с другой стороны. По ходу дёра приложились тракторной мордой в какую-то древесину… Радиатор потёк. Сплошные убытки. Проще было позвать мужиков, заплатить, и дом бы починился.

Что я и сделал. А вообще-то надо завязывать с пьянкой и делать по утрам зарядку. Да…, чего-то горло от болтовни пересохло…. Давай ещё по одной? Отлично!

Теперь расскажу о рыбалке под Усть-Лугой. Помнишь, как тебя прокатили мимо этой рыбалки и вызвали в Москву? Так рыбалка состоялась. Сетки мне позаимствовали в Питере, а бредни сосед-тракторист раздобыл в Кингисеппе. Всё это мы завалили в мою «Победу» и тронулись в Усть-Лугу. Нет, не за миногами. Я ими обожрался до конца жизни – за судаками и другой приличной рыбой. Там в одной деревеньке у соседа друг образовался, то, что надо – профессиональный браконьер.

Приезжаем к другу, а он на русской печке весь запеленатый дрожит – малярия. Хреново парню – даже от стакана отказался. Кое-как, стуча зубами, поведал нам, как найти нужное место и на всякий случай прикрепил к нам свою жену, она нас полдороги сопровождала. Мы ж машину оставили у дома и, как два осла, шли обмотанные сетями.

Как обратно? Утром его кум или сват ещё с кем-то должны были к нам присоединиться. Дошли до места, а оно – что надо – глухомань.

Нашли спрятанную лодку, поставили сети и день кончился. Костёр разводить не стали – опасно. Приняли, как положено. Но дрожали до утра. Сыро, туман, холодно. Начало светать, но к сетям не подходим.

Решили пару часиков подождать, чтобы рыбы набилось побольше.

Затем проверили первую сетку – ни хрена! Стали тянуть вторую…

Есть! Судак, килограмма на три-четыре! Тащим его на берег, а тут свистки, крики, короче попались – рыбнадзор, мужиков пять!

Оказывается, они больше часа терпеливо за нами наблюдали, решив взять с поличным.

Взяли, зачитали «наши права», из которых следовало, что у нас отбирается рыбина, сети, лодка и мы ещё должны отдать государству половину моей месячной зарплаты, т.е. 80 руб., а это почти 29 бутылок «Московской» водки, или 36 бутылок «Ленинградской» – обалдеть!

Короче, пролетели мимо рыбы, остались без 80-ти, стоимость сетей пришлось компенсировать их бывшим владельцам, и никакого навара.

Только рыбья вонь от рук, которые держали судака!

Везёт тебе, Михалыч!»


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
174118 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb