УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.86 Взрывы в Военмехе

В моём «произведении» о профессоре Окуневе, опубликованном в главе 3 (точнее 3.4) я упоминал о «черепной травме», отбившей на три года у моей памяти желание фиксировать всё, что связано с цифрами.

Однако, в последнее время появилась причина для сомнений.

Прочитав в 2008 году рассказ Столярова о генерале Максимове и о предмете - «системы вооружения», который он преподавал, до меня медленно, но дошло, что о генерале и тем более о предмете слышу впервые….

Месяца три тому назад в процессе разговора с Геннадием я честно признался в случившемся. Он задал мне несколько наводящих вопросов, но я только корчил рожи и разводил руками.… Поахав и поохав, мы ударились в воспоминания. Среди прочего я вспомнил о том, как больше пяти раз пересдавал зачёт по минно-торпедному делу, которое нам преподавал капитан 2-го ранга …

И вдруг выясняется, что наш математический гений тоже не без изъяна – он вроде бы что-то слышал …, но, ни о преподавателе, ни о предмете – понятия не имеет. Мало того, он спросил: «Может ты сдуру временно затесался в другую группу?».

Я на секунду задумался, но потом категорически отверг эту версию – мне с избытком хватало того, что нам преподавали в 509-ой.

К тому же я прекрасно запомнил, как пересдавал эти проклятые мины и выклянчивал талончики на пересдачу лично у декана нашего факультета!

Теперь настал мой черёд задавать наводящие вопросы Геннадию, но в ответ… аналогичные мимика и жесты. Я, было, уже возрадовался, что наше «соревнование» по проколам памяти заканчивается со счётом

1:1, но не тут-то было – Столяров 50-ых годов и в Африке, и в 2011 году - Столяров!

Резко оборвав меня на полуслове, он в категорической форме «попросил»… изложить историю пересдач зачёта по минам в очередном рассказе - мол, это будет интересно не только ему.

Я понял, что ничья его не устраивает…

Остаётся одно – писать.

Жалко, но фамилия преподавателя исчезла из памяти (это уже плюсик Столярову). Где бы узнать фамилию?

А был он лет сорока, среднего роста, крепкого телосложения, очень спокойный и интеллигентный офицер из «команды» начальника военной кафедры капитана 1-го ранга Зевельта.

Вдалбливал он в нас информацию по конструктивному исполнению и боевому применению торпедного и минного оружия, а также по противоминным средствам….

Как выяснилось «позднее», он прошёл Отечественную войну от звонка до звонка и в основном занимался расшифровкой секретов и разминированием немецких противокорабельных мин.

Честно говоря, не помню, по какой причине, но я на какое-то время в очередной раз «вывалился» из коллектива и в числе пятерых обормотов из разных групп факультета «Е» оказался «не опрошенным».

Об этом меня лично проинформировал тов. Зевельт и предупредил, что мне не поставят общий зачёт по военно-морской подготовке и соответственно не допустят к экзамену, если я не докажу минёру, что знаю его предмет!

Причиной такого мерзкого отношения минёра к моей персоне Зевельт назвал моё безответственное отсутствие на последних лекциях.

Делать нечего, пришлось, проконсультировался с коллегой по 509-ой Валькой Плешковым, кое-что познать из конспектов Бори Новосёлова про неконтактные мины и заняться розысками минёра.

Как оказалось, он у нас был «приходящим», т.к. оснавная работа у него была то ли в «Дзержинке», то ли во «Фрунзе».

Сделав несколько безуспешных попыток его найти, я на какое-то время отвлёкся на «более важные дела» и неожиданно узнал, от одного из обормотов, что нас осталось … двое. Трое выбывших из нашей «команды» оказывается разыскали минёра и, не пролив ни капли крови, каким-то образом получили зачёт. Тучи начали сгущаться, получалось, что минёр должен был таскаться в Военмех только ради нас двоих. А где его найти? Пришлось бежать на поклон к Зевельту.

Зевельт позвонил минёру, и мы встретились. Я ожидал, что встреча пройдёт «мрачно», но ошибся - он оказался простым и общительным человеком. В процессе общения мы узнали, что в ближайшее время будет рассматриваться вопрос об организации в Военмехе кафедры по специальности «Мины и торпеды», или что-то вроде этого, и соответствующей «переспециализации» существующих групп - скорее всего именно наши пятисотки будут этого удостоены.

Ну, и понятное дело, он не может нас «обречь» на повторение судьбы своих друзей, которые погибли при раскрытии секретов в процессе разминирования немецких противокорабельных мин.

Естественно, что мы, два придурка, не удержались от вопроса – а как это происходило, и напоролись на его воспоминания.

Минёр увлёкся, однако во время вспомнил, что время, выделенное на нас, у него закончилось, и надо куда-то бежать.

Извинившись, он перенёс приём зачётов на пару дней.

Я было попытался посоветовать ему поставить нам зачёт и освободиться от нас , но в ответ получил, что «порядок есть порядок» и «мы ещё поработаем».

На следующий день он опоздал минут на двадцать, извинился и попросил нас помочь ему притащить «кое-что» с улицы.

Этим «кое» оказался большой рулон, содержащий что-то похожее на ковёр. Когда мы его припёрли и открыли, то увидели огромные полотнища плотного чёрного бархата. В последующем и на много лет я бархат и особенно чёрный люто возненавидел. Мне с моим напарником - тёзкой по фамилии то ли Метельков, то ли Метельников крайне не повезло, оказывается, в Севастополе на рейде подорвался и утонул лидер Черноморского флота линкор «Новороссийск», и это совпало с нашим «зачётом» по минам!

Как выяснилось потом, от этого взрыва пострадали не только мы, но и практически всё руководство Черноморского флота во главе с командующим ВМС СССР Н.Г.Кузнецовым – многие были разжалованы, один даже застрелился, мы же чуть не лишились зачёта по минно-торпедному делу.

Руководствуясь им же придуманным лозунгом – «Я не дам вам бесславно погибнуть», наш минёр осчастливил нас каким-то руководством по разминированию немецких неконтактных мин, созданным при его участии в Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. А. Н. Крылова. На изучение, помеченных трёх или четырёх страниц из этого руководства, нам было отпущено столько же дней, - после чего мы должны были приступить к разминированию.

Да, я совсем забыл сказать, что общее устройство торпед я сдал «блестяще», за что даже был награждён словом – «похвально».

Дело оставалось за малым – сдать мины. Вот здесь-то и начались проколы, т.к. потребовалась память на цифры, а её у меня хватало только на три с небольшим часа. Рассказывать минёру о своей «мозговой» травме я не решился – вдруг его назначат заведующим вновь образованной кафедры, под которую мы «попадём».

Ведь минёры с короткой памятью ему вряд ли понадобятся…

Пришлось … взрываться. На четвертом или пятом взрыве мой тёзка и напарник присутствовал в последний раз. Он умудрился каким-то макаром «разминироваться» и получить зачёт (не без помощи моей уникальной шпаргалки).

Остался я один на один с миной , капитаном 2-го ранга и своей шпаргалкой, которая мне не помогала…

Другой бы на его месте, чтобы не возиться со мной, поставил бы зачёт или бы заявил Зевельту, что я полная бездарность, и надо гнать меня поганой метлой.… Но…? Скорее всего, я ему был нужен, как образец среднестатистического студента или курсанта военно-морского училища с покладистым характером, т.е. типа кролика или лабораторной мыши. На что-то более интеллектуальное – собаку или обезьяну я не тянул. И похоже, что он на мне отрабатывал какие-то свои задумки и методики. Нельзя исключать и то, что ему нравилось, что я с нескрываемым интересом слушаю его рассказы о героической работе минёров – и он нашёл во мне аудиторию…

А теперь о своих «усилиях» по разминированию немецкой донной неконтактной мины.

Всем известно, что немцы – большие выдумщики, особенно в части различных подлостей связанных с минами.

Кратко о минах. Почти все, включая домохозяек, знают, что собой представляют якорные гальваноударные (рогатые) морские мины.

Достаточно кораблю ударить её по рогам, в которых находятся хрупкие ампулы с электролитом гальванического элемента, как произойдёт взрыв. А вот с антенными минами в основном встречаются любители гоняться на подводных лодках – зацепился за трос и …в клочья!

Отсюда, видимо, и пошли выражения – «дать по рогам» и «не чипляйся».

Кстати «рогатые» мины были изобретены каким-то нашим русским немцем, поэтому они бесхитростные и по ним я с нашим минёром быстро поладил. Хуже и бесперспективно обстояло дело с чисто немецкими неконтактными минами, напичканными различными зловредными секретами. Этих мин немцы набросали в наши моря в огромных количествах.

Стремиться удариться об них было не обязательно, т.к. они сами выбирали себе цель, как по размерам, так и по времени, когда им захочется взорваться. Для этого они были оборудованы взрывными устройствами магнитного, акустического, гидродинамического и индукционного типа, а чаще - их различными комбинациями.

Они также могли снабжаться часовыми механизмами и приборами кратности, которые форменным образом издевались, т.е. могли пропустить заданное количество кораблей, а под очередным взорваться.

Мало того, немцы приняли целый ряд хитроумных мер, чтобы разминирование их стало невозможным. Для этого они снабдили мину специальными ловушками, вызывающими взрыв при попытке ее разоружить.

В роли объекта разминирования нам выпала здоровенная, выше «человеческого» роста, донная минища, которую особенно возлюбил наш Кап-Два.

Где Военмех разжился этим страшилищем – неизвестно.

Но оказалась, что это был единственный экземпляр не только в Ленинграде, а даже во всём Союзе. Кстати, наш минёр признался, что «на ней» он защитил кандидатскую диссертацию.

Итак, чтобы получить зачёт, надо было вызубрить порядок её «вскрытия», т.е. отбалчивания всех крышек, снятие защитного колпака взрывного устройства и т.д. При этом было достаточно начать «отвёртование не с того болта», как мина могла «самоликвидироваться», т.е. взорваться.

А вес заряда у неё был под 800 кг! К примеру – вес «устройства», унёсший жизни и покалечивший многих людей в аэропорту «Домодедово» 24.01.2011 года составлял всего около 4-х кг…

И хотя «разминирование» и «самоликвидация» происходили как бы понарошку, то неполучение зачёта – было реальностью.

На этом прекращаю своё нудное предисловие и перехожу к сдаче зачёта. Мина стоит вертикально. Мы накрываем её двумя полотнищами черного бархата, чтобы создать вокруг мины сплошной мрак. Ведь она может быть оборудована датчиками, реагирующими на свет. В трёх метрах от этого сооружения устанавливается стол с телефоном, за который усаживается Кап-Два. Рядом с миной тоже есть телефон.

Даётся команда – я становлюсь на карачки и ползу под бархат к мине. У меня на боку прикреплена скатка с инструментом.

Учитывая, что я героически жертвую жизнью (в данном случае «за зачёт»), комиссия, в лице преподавателя и Юрки Метелькова, не имеет права меня торопить. И вот я в тесном и душном пространстве у мины.

Учитывая многократный опыт «подрыва» на этой мине, я обзавёлся уникальной «шпорой». Её уникальность заключалась в том, что она представляла собою кусочек фанеры площадью 11х4 см, на котором сымитированы все необходимые крышки с болтами. В качестве болтов вбиты маленькие портновские булавки с круглыми головками, а выступающие с противоположной стороны фанерки концы булавок – откушены кусачками. «Нужные» болты были большего размера. О других секретах моей шпаргалки я умолчу.… Скажу одно - они были рассчитаны на «осязание»…

После соответствующего «раздумья» беру трубку телефона и сообщаю о своём решении «начать» с болта № 4 крышки № 1 поворотом ключа на четверть оборота. Комиссия заносит моё решение в журнал. Поворачиваю – комиссия молчит. Беру трубку и докладываю о следующем «решении» - повернуть этот болт ещё на пол-оборота. Комиссия заносит мои слова в журнал и сообщает мне, что я …. взорвался… После случившегося вы бы, наверное, непристойно выругались? Правильно! Я именно это и сделал!

Непруха! Пятый раз за неделю взорваться на мине ради какого-то зачёта…

Делать нечего – занимаю место за столом комиссии, а Юрка лезет под бархат с моей «шпорой». Не буду растягивать эту историю – он сдал, а мне оставалось только ползать на карачках, потеть в темноте и взрываться.

А виною всему мои немузыкальные «пальчики», данные мне в основном, чтобы цепляться за леера площадки КДП на носовой надстройке, окрашивать кистью дымовую трубу эсминца, рыть лопатой траншеи на практике в Коврове и, в конце концов, работать кувалдой и натягивать танковые гусеницы. Именно они не могли до конца разобраться с осязанием булавочных головок и прочих хитростей моей шпаргалки.

И вот, когда ко мне всё чаще и чаще стала приходить мысль – а не взорвать ли этот окаянный Военмех вместе с его морской кафедрой и минёром в чине Капа-Два …, возникло нечто непредвиденное – минёр куда-то пропал. А через пару дней, когда я пришёл к Зевельту с вопросом о своей дальнейшей судьбе, оказалось, что минно-торпедная тематика начисто исключается из учебного процесса военно-морской кафедры орденоносного Военмеха и передаётся то ли в «Дзержинку» то ли во «Фрунзе». Мало того, Зевельту позвонил Кап-Два и сообщил, что я «успешно сдал зачёт» по минно-торпедному делу и достоин принять участие… в сдаче экзамена по военно-морской подготовке.

Бывают же на белом свете такие порядочные и пунктуальные люди – лишился дополнительного заработка, но не забыл осчастливить какого-то… студента!

И самое невероятное – когда после сдачи экзамена я решил окончательно попрощаться с неконтактной немецкой стервой – её не оказалось на месте.… Исчезла она, исчез черный бархат и исчез вместе с ними преподаватель - минёр в чине капитана второго ранга….

Дай Бог ему здоровья и счастья на долгие годы!


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
174267 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb