УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

995.jpg

Вот таких записок в течение месяца я получил 5 штук, чем разорил напрочь своих коллег

996.jpg

Пусковая установка малых ракет системы С-300В

997.jpg

Она же в другом ракурсе

998.jpg

Пусковая установка больших ракет С-300В

999.jpg

Пуско-заряжающая установка С-300В

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.52. «Акелла» промахнулся

После своего «блистательного» выступления в зале коллегии Минсудпрома я был забыт Ж.Я. Котиным месяца на два. Однако время даром не терял. И хотя отношения внутри отдела остались натянутыми, но за эту пару месяцев я стал относительно «своим» человеком среди остальных работников Главка и в Главном управлении опытных работ (ГУОР), которым командовал А.И. Чубаренко.

До этого он работал в Ленинградском ВНИИтрансмаше, и мы неоднократно контактировали во время испытаний танков. Надо сказать, что Алексей Иванович был «лакмусовой бумажкой» для работников конструкторских отделов министерства. Раз в неделю к нему на «ковёр» вызывались начальники этих отделов для отчёта по выполнению ОКР и НИР. Имея очень прочные и разносторонние технические знания, светлую голову и великолепные дипломатические способности, он там, где это действительно было надо, мог действовать жёстко и принципиально. По результатам рассмотрения состояния работ составлялась докладная Министру, и оным принимались соответствующие меры.

Если от других главков на доклад к Чубаренко приходили начальники отделов и лично отвечали на все вопросы , то от нашего главка являлся нач.отдела Макаренко со всеми своими подчинёнными. Сам он никогда не докладывал, а только дирижировал, указывая пальцем на очередного докладчика. Докладчики, получая скудную и не всегда достоверную информацию от руководства предприятий, соответственно пересказывали её Чубаренко. Тот же накануне поручал своим подчинённым обзвонить эти же предприятия, и получить «мнение» военпредов и доверенных лиц.

Далее шла проверка на «вшивость» - задавались конкретные вопросы, и как говорил Петр Первый – «их дурь каждому была видна». Так, что задолго до моего прихода в Главк у работников ГУОР сложилось крайне негативное отношение к «личностям» нашего отдела. Сам Чубаренко при встрече со мною искренне посочувствовал:

- С коллективчиком и с начальничком тебе, дорогой, не повезло – визга много, а шерсти мало! Кстати, будь осторожнее с Макаренко – он правая рука Кучеренко и только с виду тихий. Харьковских в вашем главке и среди военных с избытком. Прежде чем (он покачал головой) - семь раз отмерь.

- А как же Котин умудряется здесь вертеться?

- Идёт напролом, пытается командовать… Съедят его, осталось немного… Переходи ко мне работать, а впрочем от Котина тебе не вырваться. Остаётся только, как ты говоришь «вертеться» и ворочить мозгами…

Прошло ещё какое-то время, и на меня навалилась работа - пришлось вертеться и ворочить мозгами.

Дело в том, что ОКБТ, которое я «курировал», было под завязку загружено разнообразными опытно- конструкторскими работами и НИР-ами. Одних только мощных колёсных тракторов типа К-700 - пять разновидностей. Кроме этого, танк с газотурбинной силовой установкой объект 219, самоходные пусковые и транспортные установки для ракет Надирадзе, Янгеля и др. – объекты 810, 815, 817, 825, спец. машины об.275 и 276 и т.д. и т.п., не говоря уже о НИР с изготовлением ходовых экспериментальных образцов, в т.ч. под мощнейший боевой лазер «Двина». Причём все перечисленные работы были на контроле ЦК КПСС.

В отличие от «моего» ОКБТ все другие КБ и их кураторы выполняли под контролем ЦК только по одной ОКР: Харьковское - объект 434, а Тагильское – 172, визгу же было предостаточно.

Передо мною встал извечный вопрос – что делать?

Был общепринятый вариант комфортного существования в роли «куратора» -полностью «лечь» под главного конструктора, и деятелей, которые его поддерживают, т.е. отключить за ненадобностью собственные мозги и стать попугаем Попова, как другие «морозовские», «карцевские» и «моровские». Перепоручить свою работу специалистам подшефного КБ - это значит по любому даже мелкому поводу вызывать из Ленинграда людей, которые бы за тебя решали все вопросы, бегали по различным организациям, доставали и выбивали необходимую комплектацию и дополнительные средства, оформляли различные решения, мотались бы по командировкам, сочиняли доклады, отчёты и самое главное - мыслили.

Ну, а я бы направлял их, как Макаренко, указующим перстом, а в особых случаях добавлял в их сочинения одно или два своих «гениальных» слова.

Так трудились на своих рабочих местах «квадратные» в окружении представителей подшефных КБ. Так надо было бы и мне, но я оказался «круглым», а круглые бывают только дураки или отличники.

Я же никогда не был отличником, и как мне казалось – круглым дураком тоже не был, поэтому стал третьим – универсальной безразмерной затычкой с собственным мнением по всем вопросам. Моё мнение часто совпадало с мнением вышестоящих, но ещё чаще не совпадало, поэтому-то и жизнь была расцвечена, как у морской тельняшки. Короче, я никогда и никого даже в самые трудные моменты на помощь не вызывал и со своими обязанностями справлялся сам. Вертелся, как белка в колесе, но колесо раскручивало порученную мне работу в нужном направлении. Всё это было опосля, а пока не прошло и месяца, как вдруг обо мне вспомнил Макаренко и поручил написать какое-то письмо с какой-то просьбой в Генеральный штаб. Я написал, и был раскритикован им в пух и прах, причём громко, чтобы слышали все присутствующие, в т.ч. посторонние.

Письмо он вернул со словами, что мне ещё потребуется много времени, чтобы принести хоть какую-то пользу министерству. Пришлось молча проглотить услышанное и заняться учёбой. Первым делом я создал «Словарь бюрократа», перелопатив в Первом отделе копии писем в различные инстанции.

И если труд превратил обезьяну в человека, то архивная пыль секретной части и обида на Макаренко в короткий срок слепили из меня прозаика почище, чем он. Огромную помощь в этом оказал мне зам.начальника производственного отдела Я.Н.Аптекман, очень опытный и знающий специалист, бывший главный технолог Танкограда времён Отечественной войны. Чем-то я ему понравился, и он попросил меня вместо него получать в Первом отделе адресованные ему письма с грифами СС и ОВ.

Он же будет, не оставляя на них своих «следов», выполнять соответствующие поручения руководства: сочинять письма, проекты решений , приказов, постановлений, используя мою секретную тетрадь, т.е. я становлюсь исполнителем. Далее получив отпечатанный материал он будет полностью его оформлять, мне же останется только отдать этот «плагиат» в отправку. Для чего это ему было нужно – я вопросов не задавал.

Взвесив все «за» и «против» - согласился.

Не знаю, как он договорился о такой «технологии» с руководством Министерства, но буквально со следующего дня на меня посыпалась «очень» секретная почта, адресованная … Ю.М.Мироненко – «для исполнения».

В основном эта почта была связана с развитием и реконструкцией заводов отрасли и «особым периодом». Несмотря на довольно приличный возраст, Яков Наумович великолепно владел «писательским» талантом и был отличным учителем.

Я же, учитывая, что он имел доступ в кабинеты высшего комсостава министерства, с его согласия передавал ему свои «творения», которые он, слегка подправив, подписывал у кого надо.

Неважно, кто из нас был раком отшельником, а кто актинией, но этому симбиозу можно было позавидовать.

Да, чего там говорить, я сам себе завидовал – ведь теперь, чтобы подписать у руководства сочинённый мною документ мне не надо было его визировать у собственного начальника отдела А.М.Макаренко – достаточно было собственной визы.

Тот же долго не мог понять, что случилось. Он поручает мне подготовить документ, терпеливо ждёт несколько дней, когда я приду к нему «на поклон», а я не появляюсь. Приходится устроить скандал на всю комнату, что я такой-сякой лодырь и лентяй, и получить ответ, что бумага давно подписана у руководства и ушла адресату. На вопль – почему мне не показал?!, - выслушать наглый ответ: - Вы же сказали – срочно, я и сделал срочно, а если хотите прочесть, то в Первом отделе есть копия.
- Ты где работаешь?
- В Миноборонпроме.
- В чьём отделе?!
- Вы хотите услышать, что в вашем? Нет, Александр Михайлович, отделы в министерстве ещё не раздают в частную собственность. Что же касается того, почему не показал его Вам, то в прошлый раз, когда я к вам подошёл, вы, непонятно за что, меня обругали, и я решил больше вас не отвлекать по пустякам…

Он достал носовой платок, а я как интеллигентный человек постарался поскорее выйти из комнаты, чтобы не мешать ему высморкаться и собраться с мыслями для ответа.

На следующий день состоялось открытое партийное собрание – вопрос на месте. Парторг главка пригласил меня лично. Пришёл. Народу в кабинет начальника главка набилось много, было душно и поднимались в основном производственные вопросы. Я обосновался практически за шкафом и ничего не брал в голову. Из полудремотного состояния меня вывело упоминание моей фамилии. Я спросил соседа: « Чего это обо мне вспомнили?». Ответ меня ошарашил:« Макаренко сейчас будет что-то о тебе говорить».

К столу президиума вышел Макаренко и объявил, что он отказывается со мною работать, что я такой-сякой, что место ведущего самого крупного КБ отрасли должен занимать очень подготовленный, опытный и исполнительный человек и т.д. и т.п , и что он абсолютно уверен - со мною знаменитое ленинградское ОКБТ не сможет нормально функционировать.

Честно говоря, я растерялся. Как себя вести в такой ситуации? Доказывать партсобранию, что я не «верблюд», а хороший и исполнительный?

Чего «выкинул» скотина! Когда я был пацаном, это у нас в Питере называлось – собрать кодлу и сыграть облом! Сейчас меня раздавят. Выбрал же время, когда Котин с Аптекманом в Тагиле, и за меня некому заступиться. Накатают грязь в трудовую книжку и выгонят…

Однако, неожиданно ситуация закрутилась в другую сторону. Все, как один, производственники встали на мою защиту, их поддержали технологи, плановики и снабженцы. А начальник Первого отдела поведала, что руководители Министерства направляют мне напрямую для исполнения очень важные письма… Скандал!

Я был форменно ошарашен от обилия добрых слов, высказанных в мой адрес. Председатель собрания отставной генерал Чиков кое-как утихомирил разбушевавшихся и объявил, что Макаренко не прав и продолжать собрание не имеет смысла.

«Акелла» промахнулся, но не успокоился - он просто сменил тактику. Видимо, посоветовавшись с Кучеренко, и получив кое-какую информацию после некоторой паузы начал очередное «наступление». На этот раз он отказался от массированного наступления и пременил что-то среднее между тактиками партизан и Аль-Каиды.

Начал же с того, что полностью прекратил со мною словестный контакт и стал общаться при помощи листиков из записной книжки, передаваемых мне через работников Первого отдела.

Все послания начинались ласково – «т.Мироненко Ю.М.». В этих посланиях, а их в течение месяца-двух у меня накопилось довольно много, мне «следовало взять на себя» практически все провальные ОКР, ранее «числившиеся» за «квадратными».

Вот содержание одного из них: т. Мироненко Ю.М.
В связи с уходом т. Щербакова в отпуск и большой его загруженностью работы по « С-300В» следует взять Вам на себя. Т. Щербакову В.В. передать т. Мироненко работы по объекту «300В»
Макаренко

Видимо, когда он сочинял это послание на душе было неспокойно. Рука дрожала. И давая поручения двоим: Щербакову – передать, а Мироненко - взять, адресовал сие только одному – мне, забыв про Щербакова.

Учитывая, что до конца года было всего два месяца, а за срыв сроков, установленных Правительством, полагалось наказание - мне оставалось или попасть вместо моих коллег «под раздачу» или как-то «увернуться».

Я решил пока не скандалить , а просто более рационально использовать имеющееся в моём распоряжении время. А время – это субстанция очень даже материальная. При бережном отношении к нему можно получить хорошие результаты.

И я стал получать! Первым это подметил начальник ГУОР А.И. Чубаренко.

Не помню уже на какой очередной проверке выполнения ОКР Макаренко, притащившему в ГУОР весь наш коллектив, пришлось практически по всем вопросам указывать пальцем на меня. Мне же, на удивление собравшихся, удалось нормально доложить по всей тематике и ответить на все вопросы.

В конце совещания Чубаренко неожиданно жёстко обратился к Макаренко:
- Александр Михайлович, с сегодняшнего дня на следующие доклады приходите только с Юрием Михайловичем. Он будет докладывать по основным темам, а вы по оставшейся мелочёвке. Остальных работников вашего отдела я освобождаю от присутствия здесь…, пускай лучше сосредоточатся на выполнении своих прямых обязанностей.

Не прошло и месяца, как начальника нашего Главка Н.А.Кучеренко освободили от занимаемой должности за провал работ в Харьковских КБ.

Осиротевшая «Аль-Каида», прекратив свою террористическую деятельность, робко стала демонстрировать краешек белого флага.

Это выразилось в том, что со мною начали здороваться и даже обращаться с серьёзными вопросами типа: «Юрий Михайлович, вы знаете, что уже выдают зарплату?».

Фиг его знает, или коллеги стали «округляться», или я начал приобретать квадратные формы…

Неумолимо надвигался 1969 год. До выхода на пенсию всего 35 лет – пустячок.

Что же касается системы С-300В, которую я «безропотно» получил от «очень загруженного» Щербакова, то ей придётся посвятить отдельный рассказик.

Для начала я прикладываю фото некоторых машин. В них есть частички моей жизни и здоровья, которые в настоящее время мне очень бы пригодились.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
163591 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb