УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

09.jpg

МИРОНЕНКО Юрий Михайлович
(р.20.8.1933, г.Ленинград)
Выпускник ЛВМИ 1957г., группа Е509

Специалист в области создания и испытаний образцов бронетанковой техники, а также специальных машин на танковой базе, в том числе:
- танков Т-10М, Т-80, Т-64Б, Т-72, Т-80У и их модификаций;
- 406 мм самоходной пушки особой мощности СМ-54;
- 420 мм самоходного миномёта 2Б1;
- самоходных артиллерийских установок 2С7 «Пион» и 2С7М «Малка»;
- самоходных гусеничных шасси для средств системы С-300В и семейства высокозащищенных машин особого назначения.

Работа:
1957 г. – Филиал ЦНИИ-173 г. Ковров; инженер, участник доработки стабилизатора основного вооружения «Ливень» танка Т-10М.
1958 – 1968 гг. – «Кировский завод», ОКБТ, г. Ленинград; ст. инженер, вед. инженер, нач. сектора, начальник отдела испытаний.
1968 – 1991 гг. - Министерство оборонной промышленности СССР, г. Москва; главн. специалист, нач. отдела, главный конструктор 7 Главного управления.
1991 - 2003 гг. – ОАО «Специальное машиностроение и металлургия», г. Москва; начальник отдела специальных транспортных средств.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

Награждён орденами и медалями СССР, имеет авторские свидетельства на внедренные в серийное производство изобретения по танкам Т-64Б, Т-80, Т-80У, САУ «Пион», системе С-300В, гусеничным машинам особого назначения и др.

С 2003 года – пенсионер.

959.jpg

Наше ОКБТ часто посещал бывший «Первый маршал» Клим Ворошилов. В папахе - Ж.Я.Котин

960.jpg

В.И.Чуйков тоже нас посещал. А Котин опять в папахе

961.jpg

Два заслуженных военмеховца И.Ф.Дмитриев и Б.М.Муранов. Дмитриев крайний слева, а Муранов между двумя военными А.Х.Бабаджаняном и Ж.Я.Котиным

963.jpg

Надо вылезать..

964.jpg

Теряя передние подкрылки – вылезаем

965.jpg

«Пейзаж», похожий на место, где мы заправляли танки «вручную»

966.jpg

Чуть в сторону и по уши..

967.jpg

Ох, не лёгкая эта работа из болота тащить…

968.jpg

Ну, и фиг с ним – утро вечера мудренее

980.jpg

А.Э.Нудельман

981.jpg

Хочешь стать танкистом? Да, ради Бога – стань им!

982.jpg

Обычное преодоление «брода» глубиной 1,8 метра без подготовки

983.jpg

1,8 метра – остались позади

984.jpg

А это - мы пытались на «спарке» таскать ракету «Темп-2с» параллельным ходом

985.jpg

Это тоже «транспортировка» Темп-2С, но спаркой «друг за другом»

986.jpg

Чего-то взгрустнулось, или… пора обедать

987.jpg

Наш ИС-3 в «венгерских событиях» 1956 года. По статистике 1941-1945гг жизнь танка составляла всего 18 минут боя

988.jpg

Американцам в Ираке приходится не лучше!

989.jpg

На фоне своего любимца – 203мм САУ 2С7 «Пион». О нём будет отдельный рассказ

9100.jpg

В.П. Ефремов - генеральный конструктор комплексов «Круг», «Оса», С-300В, «Тор» и «Тор-М1»…

9101.jpg

Пусковая установка «малых ракет» системы С-300В

9102.jpg

Радиолокационная станция кругового обзора С-300В

9103.jpg

Радиолокационная станция секторного обзора С-300В

9104.jpg

САУ 2С7 «Пион» в плохом настроении

9105.jpg

Он же в глубокой задумчивости

9106.jpg

Пародия на оригинал, а нос задирает…

9107.jpg

Наводим «марафет» после посещения Сванетии

9108.jpg

Конечная часть марш-броска на переправу в Крым

9109.jpg

Начало косы «Чушка» ( продолжение - влево 10 км..)

9110.jpg

Чего опять надумали? Повесят или утопят..

9111.jpg

Лермонтовская скала с надстройкой.

9112.jpg

Под левой пяткой 15 метров..

9113.jpg

Два постаревших,но до неузнаваемости похожих балбеса. Правого звали Виктором Яшиным...

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 9
Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций

(Юрий Мироненко)

9.50. Квадратура круга

Очень частым и по своему эффективным достижением человека в преклонном возрасте являетя склероз головного мозга. И именно склероз головного мозга, а не спинного или костного. Несколько дней тому назад я ощутил это на себе, когда прочитав мой мемуар, жена сказала, что я забыл поведать о том, как оказался в Миноборонпроме и как его героически осваивал. Вот тебе и на - склероз помог мне забыть этот не очень приятный отрезок моей жизни, а жена напомнила.

Дело в том, что под псевдонимом Радькова, именем Наталия и отчеством Фёдоровна она была свидетелем моего «пришествия», т.к. состояла секретарём начальника 7 ГУ Н.А.Кучеренко, а потом и Ж.Я.Котина.

Что поделать? Ведь не омрачать же семейными скандалами оставшуюся жизнь…

По-моему, я уже где-то писал, что в 1968 году прибыл на постоянное жительство в Москву и стал «государственным служащим». Всё это произошло довольно быстро, поэтому толком и не понял куда вляпался.

Началось всё с того, что меня разыскал Ж.Я. Котин. Он добровольно сложил с себя полномочия начальника и главного конструктора танкового КБ на Ленинградском «Кировском заводе» и согласился занять освободившуюся должность заместителя министра оборонной промышленности СССР.

Это была непоправимая и трагическая ошибка, стоившая ему полной потери здоровья и в конце концов жизни.

Пока же он, узнав мой новый адрес, прислал референта, и я был «доставлен» в Министерство.

Надо сказать, что быть в Миноборонпроме до этого мне не приходилось. И вообще, о министерской жизни мне ничего не было известно. В процессе работы на «Кировском заводе» доводилось издали наблюдать с каким почтением встречало руководство завода и КБ министерских работников, но не более.

Поэтому министерство было для меня чем-то особенным, а его работники чем-то вроде действительных членов Академии Наук СССР – не менее.

Короче, я был взят Котиным, как говорится, «на понт», и через несколько дней стал действительным членом « СЕДЬМОГО ГЛУПРА» ( 7 Главного управления), распрощавшись навсегда с очень высокой для меня должностью на Химкинском машиностроительном заводе имени С.А. Лавочкина, где меня уже начали оформлять.

Котиным же я был определён в конструкторский отдел, занимавшийся всеми делами, связанными с созданием новых образцов бронетехники и модернизацией серийных. А для «обкатки» был назначен куратором ленинградского ОКБТ, т.е. того КБ, в котором работал до этого, и где Котин был главным конструктором.

Итак, утро первого рабочего дня. Начальник Главка Н.А. Кучеренко представляет меня коллективу конструкторского отдела. Коллектив встречает мрачновато, и через несколько минут я остаюсь один на один с выделенным мне пустым письменным столом.

В большой комнате 7 столов. Мой расположен справа, рядом с входной дверью.

Коллеги сидят лицами к окнам, т.е. ко мне спиной. Друг с другом не общаются, со мною тем более.

Всем, включая начальника отдела А.М. Макаренко, за 50. Мне же 35 – сопляк!

До обеда я никому не понадобился. Позабыт и позаброшен. Смотрю на спины сидящих и прислушиваюсь к их телефонным разговорам. В основном общаются с Харьковом, Тагилом и Омском. Оттуда что-то докладывают, вероятно состояние работ. Наши говорят тихо и односложно, как-будто что-то скрывая от соседей по комнате.

Становится противно – тарелка не моя. В середине дня в комнату заглядывает кадровик и оповещает, что через 10 минут все приглашаются в кабинет Кучеренко, он будет представлять меня коллективу Главка. Иду, как на эшафот.

В кабинет набилось человек 40. Представление длилось минуты 3. Кто-то пытался задать мне вопрос, но начальник его одёрнул – «вопросы в рабочем порядке, все свободны». В коридоре я заинтересовал только «секретчицу» - начальницу Первого отдела Марию Ефимовну. Она пригласила меня к себе и добросовестно выудила у меня интересующую её информацию - обо мне и моём семейном положении.

О деятельности в Ленинграде она была уже проинформирована начальником Первого отдела ОКБТ Евгением Зданчуком, который расписал меня с самых лучших сторон.

Я тоже не остался внакладе и «выудил» у неё информацию о своих коллегах по отделу и Главку. Как я и ожидал – почти все, кроме начальника Главка, оказались «дрянными людишками».

В следующие 2-3 дня меня уже никому не представляли, и я попытался разобраться во взаимоотношениях коллег по отделу.

А взаимоотношения заключались в том, что утром, входя в комнату, они иногда говорили – «здравствуйте», в конце рабочего дня (не раньше 7-8 вечера) прощаться было не принято, уходили по-английски – молча и тихо.

Общение заключалось в конкретных просьбах – открыть форточку или её закрыть.

Если бы отключили телефоны, а «сверху» не сваливалось какое-нибудь задание, весь день в комнате бы стояла гробовая тишина. Задания всё ж таки частенько сваливались, и тогда начальник отдела Макаренко тихим голосом просил подойти к нему соответствующего исполнителя.

Разговор вёлся почти шёпотом, так что понять что-нибудь с расстояния трёх метров было практически невозможно. Самое интересное, что когда это происходило, все остальные вели себя очень напряжённо, явно вслушиваясь в разговор.

Вскоре я понял причину происходящего. Она заключалась в том, что в государстве существовали три конкурирующих танковых конструкторских бюро:

- ХКБМ в Харькове, главный конструктор А.А.Морозов, создатель знаменитого Т-34 и разработчик семейства танков типа Т-64;

- УКБТМ в Нижним Тагиле, главный конструктор Л.Н. Карцев, создатель танка Т-62 и разработчик танка Т-72;

- ОКБТ - моё подшефное КБ в Ленинграде, сменивший Ж.Я. Котина главный конструктор Н.С.Попов, , разработчик танка с газотурбинным двигателем - Т-80.

Было и четвёртое - Омское КБТМ, главный конструктор А.А. Моров, которое никому не перебегало дорогу. Оно обслуживало серийное производство завода по выпуску танков типа Т-55, их модернизацией и созданием инженерных и специальных машин на танковой базе.

Ну, а если была конкуренция трёх КБ, значит существовали противоборство, неприязнь и скрытность между их кураторами.

Мало того , что для них я был «котинским агентом», меня ещё невольно стали втягивать в «междуусобицу», а воевать мне совсем не хотелось.

В других отделах Главка шла обычная человеческая жизнь – люди общались между собой, дружили, ссорились, болтали, сплетничали и т.д и т.п., а тут – холодная война.

Вскоре со всеми, кроме моих коллег по отделу, у меня стали налаживаться довольно хорошие отношения. Как выяснилось позже я оказался единственным человеком среди конструкторов, который пришёл с завода, т.е. неплохо знал производство, неоднократно участвовал в различных испытаниях опытных образцов всех видов отечественной бронетехники, имел кое-какой опыт конструктора, исследователя и испытателя. За время работы в Питере приобрёл достаточно много знакомых на заводах, в КБ, институтах и на полигонах, с которыми были хорошие и даже доверительные отношения. Приезжая в Главк, они «обнаруживали» меня, и мы встречались, как старые друзья. Это вызывало недоумение и недовольство у аборигенов моего отдела. Дружеские отношения здесь были не приняты, тем более с руководящими работниками предприятий и организаций. А взаимные обращения «на ты» или просто по имени без отчества - «аборигенов» шокировало.

Мало того, среди руководства подразделений министерства и частенько посещавших нас представителей Минобороны тоже оказались мои «старые знакомые» по госиспытаниям и правительственным показам…

И если это, как бы играло мне в плюс, то у коллег по отделу, включая начальника, оно вызвало плохо скрываемую неприязнь.

Вскоре я узнал, что практически никто из них за десятилетия работы в Главке напрямую не «общался» с танками. Танки они «знали» по фотографиям в отчётах или видели их издали при посещении заводских или опытных цехов во время кратких командировок. Залезать же в грязные танки было несолидно.

А теория, как говорится, без практики – мертва. Да и откуда этой практике было взяться в Москве на улице Горького в сотнях и тысячах километров от КБ и заводов.

Таким образом, я ещё не приступил к работе, а уже нажил себе пятерых недругов. Шестой – главспец по танковому вооружению, в это время был в отпуске и появился неожиданно для всех. Это был Георгий Михайлович Филимонов. Обнаружив меня справа от входной двери, вглядевшись и узнав во мне старого знакомого, он тепло поздоровался и поинтересовался: « Какая нелёгкая тебя сюда занесла?». Узнав, что мы стали коллегами, искренне обрадовался и выдал: « Ну, теперь в этом гадюшнике у меня будет товарищ с круглой задницей!». Я, растерявшись спросил: « Почему с круглой?». На что последовал незамедлительный ответ: «Ты же пришёл к нам с круглого танкового сидения, а у этих за десятилетия неотрывного восседания на конторских стульях задницы стали квадратными!». Этими словами Филимонов стёр у меня последнюю надежду поладить с «большинством» и вогнал меня в свою партию - «меньшевиков». Игра только началась, а счёт уже был 5 : 2 в пользу квадратных задниц.

Я невольно посмотрел на свой стул - квадратура круга! Какая нелёгкая меня сюда занесла? Отыгрываться… или уносить ноги?

Чем всё это кончилось? Видимо… , придётся писать продолжение.


© Юрий Мироненко

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
163308 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb