УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.90. ВГЭС-3 - начало стройки.

К этой стройке готовились давно. Еще до моего отъезда из Чернышевского наше Управление механизации получило задание на строительство дороги к створу. Дело было с отдаленной перспективой на окончание, финансировалось слабо и дорогу достроили только до 8-го километра от основной трассы. Там некоторое время обитали геологи, нашедшие небольшое золото и оставившие нам в наследство крохотное становище. Отсюда и начались основные работы когда финансировать стали в полном объеме.

До стройплощадки ВГЭС-3 от трассы надо было проложить почти 40 километров дороги. Сначала пробили зимник и протащили технику к карьерам камня, чтобы скалой выложить основание дороги. Мне пришлось постоянно бывать там в то время. Подвозили, монтировали и запускали дизельные станции на карьерах, обустраивали бытовки, склады ГСМ и прочие времянки.

Вначале базировались на 8-ом километре. Там была прекрасная столовая, где хозяйничала наша старая подруга из Чернышевска - повариха Женя, небольшая ремонтная база и дежурный вагончик для отдыха. Все это на берегу красивого ручья с чистой водой и обилием грибов осенью. Так это место и осталось у меня памятным даже тогда, когда дорогу достроили и перебрались на створ.

Дорогой этот «пролаз» назвать поначалу можно было с большой натяжкой. Пробираться по «негабаритам» величиной с хороший чемодан на УАЗике можно было со скоростью не более 10 км\час. Дорога строилась медленно и помучиться пришлось пару лет, пока не отсыпали полотно и не прикатали его.

Теперь уже понятно, что было большой ошибкой самим строить дорогу, а не отдать эту работу специализированному Управлению «Мирныйдорстрой». Не имея опыта строительства дорог, работу эту делали долго, натворили много недоделок и в результате этого вынуждены были и эксплуатировать все 40 км трассы, т.к. никак не могли сдать ее госкомиссии. Хотелось все деньги заработать самим, «...хотелось как лучше, а получилось как всегда... (Черномырдин)».

По проекту четко различались несколько зон на строительной площадке:
1. Промышленная зона с базами субподрядных организаций, комбинатом стройматериалов, складами строителей и заказчика; карьеры скалы, песка, щебня и суглинка;
2. Створ станции на Вилюе, где отсыпалась каменно-набросная плотина высотой 38 метров;
3. Поселок строителей с двухэтажными щитовыми домами и большим каменным общежитием;
4. .Постоянный поселок с каменной застройкой.

Все было прекрасно разрисовано и начерчено, все было просчитано и утверждено, кроме того где взять для стройки электричество, воду и тепло.

Глава 8 проекта предусматривала деньги на нужды временного энергообеспечения стройки, но в проекте не было даже намека на то, как это все сделать. Этим мне и пришлось заниматься вплотную т.к. времени для раздумья короткое якутское лето не предоставляло, а рабочие: бурильщики, дизелисты, механизаторы уже перебрались в вагончики на «стройдворе».

Я всегда любил начинать «с нуля», но уж тут было где задуматься! Прежде всего надо было обустроить быт рабочих. Для этого притащили две дизельных электростанции 100 и 60 квт, соорудили хранилище ГСМ и поставили во все вагончики батареи с электродами - тепло было обеспечено. Воду, не мудрствуя лукаво, стали привозить регулярно из Чернышевского, используя водовозку или прицепную цистерну, благо грузовики постоянно курсировали между створом и Чернышевским. Первую зиму провели достаточно комфортно, построили первый барак,, но с ростом числа строительных объектов этого уже было недостаточно.

Особенно осложнилась задача с запуском небольшого бетонного узла на стройдворе. Он требовал много воды и полностью загружал дизельные станции. Увеличение их количества ничего, кроме лишних забот, не давало.

Я предложили изменить порядок проведения строительных работ и в первую очередь построить ЛЭП-110 кв. от створа до подстанции в Мирном, используя при этом передвижную подстанцию 110\6 кв., оставшуюся в Чернышевском после строительства ВГЭС-2. Решение было своевременным еще и потому,что т.к. лэповцы были мало загружены в Мирнинском районе и разгоняли свои бригады на заработки вплоть до Усть-Неры. Линия строилась в габаритах 220 кв. с тем, чтобы по ней после окончания стройки пошла в Мирный энергия от ВГЭС-3. Лэповцы превзошли сами себя на этой стройке и построили 80 км. ЛЭП-220 кв. меньше чем за год.

Пока все это происходило, на строительство ВГЭС-3 приехало несколько специалистов из Братска и в том числе главный энергетик этой стройки Леонид Васильевич Макаренко (дальше просто Леня). Пригласил его сюда сам Грабарь, с которым Леня работал в Братске и даже вместе ходил с ним на охоту. Мне же просто повезло еще раз в жизни - встретил настоящего друга, что выпадает нам очень редко. До этого после института у меня были по-настоящему дружеские отношения всего лишь с несколькими людьми: Аркашей Азовым, Борисом Мякишевым и Колей Левчуком. Все мы сходились в понимании жизни и работы, у всех были свои взгляды и требования, но всегда мы находили общие точки соприкосновения и нам было легко и приятно работать и жить рядом.

Леня сразу же вписался в жизнь начинающейся стройки. При этом он отнюдь не «схватывал на лету» мнение начальства, как остальные, а всегда имел свое мнение и умел его отстоять. Опыт работы у него был достаточно большой, несмотря на молодой еще возраст ( было ему тогда около 40 лет). Наверное, обстановка первого знакомства - барак посреди тайги и кромешная грязь вокруг него - способствовала тому, что никакой официальности при этом не было, а сразу же начался деловой разговор о проблемах стройки в преддверии надвигающейся зимы.

Главной проблемой было отсутствие надежного технического водоснабжения. Без этого невозможно было запустить бетонный узел, а это означало срыв строительных работ.

У меня не было сомнений, что воду надо подавать из Вилюя. До реки было около 2-х километров по прямой, но эта «прямая» проходила по скалам, крутизной более 60 градусов. Скала эта поросла мхом, редкими деревьями и стлаником. Технике там работать не могла. К тому же большой перепад высот требовал установку двух-трех промежуточных насосных станций. При малой мощности дизельных станций использовать большие насосы было невозможно. Возникала масса нерешенных, взаимосвязанных проблем, не предусмотренных никаким проектом организации работ (об этих проектах после Биянова никто никогда и не упоминал - не те строители стали!)

Решать эти вопросы надо было на месте и мы с Леней двинули на Вилюй. Спускаться по скалам еще как-то было можно, с риском скатиться вниз, кувыркаясь по скользкому объиндевевшему мху, а вот как по этим скалам подниматься и прокладывать трубопроводы, мы еще не знали. Спустились мы довольно лихо и пошли вдоль берега, отыскивая место для водозабора и прокладки труб. Остановили свой выбор на песчаной косе почти в створе стройдвора. Там и уклон берега показался нам ниже, чем в других местах. Проходили мы по берегу полдня, страшно проголодались и устали, почти ползком карабкаясь вверх по скале по будущей трассе водовода. Вышли наверх примерно в полукилометре от стройдвора и по тайге добрались до своего жилья и столовой-вагончика.

На стройке был «сухой закон» и не потому, что нельзя было выпить, а потому, что привозимую из Чернышевского водку выпивали сразу же, а потом долго и нудно ждали следующую партию пойла. Это относилось к буровикам и механизаторам, работавшим на карьере скалы. Мои же электрики на ДЭС и Женя-повариха всегда имели заначку, чем мы с Леней и воспользовались. Чтобы не смущать остальных, уселись на дизельной с огромными мисками еды и парой бутылок водки и до глубокой ночи успели обсудить все проблемы и нашли почти все решения.

Это надо было оформить проектной документацией, обсчитать стоимость, не забывая при этом интересы энергослужбы. Оказалось, что Леня такую работу совершенно не умеет делать, да и не любит заниматься «бумагами». Он всю жизнь проработал «на линии» и предполагал и дальше непосредственно руководить производством работ. А вот какие это будут работы, сколько это будет стоить и в каком порядке выполнять их, предстояло решать мне. Работа предстояла огромная и сверхсрочная. Предстояло еще заручиться согласием начальства.

Памятуя, что Грабарь сам решил курировать энергетику, я набросал на синьках принятые нами решения и пошел к нему. Рассказал обо всех предстоящих трудностях, преодоление которых потребует участия многих наших подразделений. Договорились, что назавтра едем на место и там окончательно примем решение. Надо отметить, что Грабарь часто выбирался на стройку и оперативно решал там все вопросы. Рабочим он нравился тем, что умел хорошо говорить и старался держать слово. По его распоряжению значительно улучшились бытовые условия на стройке, а кормили так просто прекрасно.

После многочасового «кувыркания» по негабаритам будущей дороги мы наконец-то к обеду добрались на стройку. Чтобы легче было ползать по скалам решили не обедать, а сразу же пойти на реку. Грабарь - мужик тренированный охотами и рыбалками, спускался вниз бодро. Да и у меня ноги тогда еще не болели. Долго ходили по косе, проверяя возможность водозабора, пролезли первую часть трассы водопровода и вновь спустились вниз.

Уровень воды в Вилюе изменялся тут в больших пределах, что мешало установить там стационарный водозабор и мы решили изготовить плавучую насосную станцию. Решение пришло неожиданно, обсуждали мы его бурно, но другого выхода не было, хоть это значительно удорожало стройку и оттягивало сроки подачи воды.

Довольные результатами «похода» мы стали подниматься в гору и тут полил страшенный дождь, наверное, последний перед заморозками. Деваться было некуда, надо было подниматься дальше. Мох на скале намок, стало ужасно скользко, упора ногам никакого, укрыться от дождя негде. Вот попали, так попали!

Насквозь промокшие, продрогшие, в хлюпающих сапогах, голодные как волки, мы ввалились в барак. Там уже начали беспокоиться о нас. Работяги притащили какие-то сухие вещи для меня и Грабаря, а нашу мокреть хозяйка - кладовщица взялась сушить утюгом. В столовую мы пошли, переодевшись и отдышавшись. Там никого не было кроме нас и Женя-повариха выставила нам противопростудное средство.

Тут интересно было наблюдать за Грабарем. Мужик был весь в сомнениях: с Леней ему пить не впервой, а со мной субординация не позволяет. С другой стороны - не выпить - значит наверняка подхватить простуду. Макаренко решил задачу просто: на правах хозяина налил всем по полному стакану и пригласил выпить за здоровье. Здесь опять Грабарь заколебался: пить одним глотком - подчиненный может подумать, что начальник «пьянь», а цедить целый стакан - мука мученическая! Тут я решил его сомнения, заглотив водку за один раз и принявшись поглощать Женькину вкуснятину. Дальше дело пошло легко и просто по схеме «наливай и пей». Усидели мы пару бутылок водки, дождались высушенную одежду и Грабарь даже провел небольшую планерку. Все наши вопросы на этой стадии стройки были решены, осталось самое малое - все это выполнить.

Трудность была в том, что на все, что мы задумали сделать и без чего нельзя было войти в зиму, просто не было денег. Одной строчки в смете была явно недостаточно. Нужно было срочно решить два вопроса: выполнять работы силами своих подразделений, не прибегая к помощи субподрядчиков, и срочно ехать в Ленинград к проектировщикам согласовывать принятые нами решения и просить увеличения финансирования.

Тут кстати оказалось наше СМУ «Сантехмонтаж». Ребята с энтузиазмом ухватились за изготовление и монтаж плавучей насосной станции и прокладку водовода от нее. Мы вместе набросали эскизный проект этой станции, определили примерную стоимость всех работ по водоводу.

Для электропитания этой системы нужно было подтянуть на берег дизельную станцию. Воздушную ЛЭП решили не строить, а проложить силовой кабель по опорам водовода, как я когда-то сделал на Иультине. Вроде бы обо всем договорились и осталось только выполнить работу.

Мне «маячила» командировка в Ленинград, чему я тихо радовался, но... По мнению начальства в преддверии зимы никуда мне ехать нельзя, а работать с проектировщиками поедет зам. главного инженера Ю. Г. Павленко, который всех там знает как облупленных по строительству двух первых очередей ВГЭС.

На площадке третьей ГЭС всеми работами остался руководить Леня Макаренко, а я с некоторым огорчением от несостоявшейся поездки в Питер, отправился в Ленск. Там всегда была самое слабое место из всех наших подразделений. Огорчение мое усилилось еще больше после того как получил известие о Сережиной свадьбе.


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
174149 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb