УЧИЛСЯ НА БРЕГАХ НЕВЫ
ЗАПИСКИ МУЛЬТИМАТЕРНОГО СТУДЕНТА

 

1001.jpg

САВРЕЙ Владлен Сергеевич
(18.10.1934 - 14.01.2013)
Специалист в области автоматики и автоматизации технологических процессов. Выпускник ЛВМИ 1957г.

1053.jpg

Саврей В.С., 1955г.

1054.jpg

Последнее рабочее место

Сейчас Вы здесь: .:главная:. - .:статьи:. - .:записки мультиматерного студента:.

Глава 10
Владлен Саврей

(Владлен Саврей)

10.87. Якутская юстиция

В Мирном я долго не задержался. Успел только осмотреть новостройку - здание Управления и вылетел в Надежный. Там все уже готовились к переезду в Мирный. На строительстве Удачнинского ГОКа полным хозяином оставался А. П. Рябов, чего он давно желал.

Наконец-то в Управлении появился новый главный инженер - некто Рылов. Известно было, что он на стройках не работал, а протирал штаны в каком-то НИИ, где даже кандидатскую защитил. Одинцову его «вбили» в Главке - нужно было того куда-то спрятать на время от неприятного скандала. К моему приезду он уже почти месяц работал и неоднократно изъявлял желание познакомиться с главным энергетиком.

Знакомство это состоялось. После приезда в Надежный я устроился в своем номере в гостинице и на работу пришел уже после обеда. Оказалось, что во время обеда что-то чинили на линии и в столовой отключали энергию. Обычное дело, но с этого и началось наше знакомство. За мной прибежало Вика-секретарь и срочно пригласила к главному инженеру. Захожу и вижу за столом парня лет 38-40, довольно симпатичного с виду (такие нравятся дамам бальзаковского возраста), но с совершенно пустыми глазами. Не здороваясь и чуть подняв голову, тип этот процедил визгливо: «Почему в обед в столовой света не было?» Я, естественно, ответил, что не знаю, да и вообще это не мое дело. Слышу в ответ истерический визг: «На хрен мне такой главный энергетик, который не знает, что у него под носом творится !?» Вижу, что парень совсем дурак и, психанув, отвечаю, что он у меня уже четвертый главный инженер, а даст Бог вскоре будет и пятый, так как таким придуркам на этом месте делать нечего. Уходя уже, добавил, что на меня даже отец никогда не кричал, а «... тебе, недоумку, и подавно я не позволю голос повышать...» Хлопнул дверью и ушел.

В приемной уже собралось человек пять любопытных и вскоре все Управление смаковало эту стычку. Вика потом рассказала мне, что Одинцов «оттянул» своего главного инженера за эту выходку. Я немного не угадал - Рылов проработал у нас почти 4 года - и все это время мы с ним даже не здоровались, не говоря уж о том, чтобы он вмешался в работу моей службы. Бывает и такое, но меня это ничуть не огорчало.

В Управлении я старался не показываться, хватит того, что там сидели супруги Шагаровы, а все время проводил в ТЭУ у Володи Афанасьева. Ребята очень хорошо обустроились, прибрали к рукам обслуживание всех предприятий поселка, включая торговлю и общепит. Понятие «местный дефицит» было им неизвестно, но наряду с этим пришли и большие неприятности: сгорел склад промышленных товаров, да еще и в воскресенье, да еще и в праздник - День Строителя.

В этот день на новую взлетную полосу в Удачном прилетел борт с какими-то товарами. Еле собрали среди праздновавших грузчиков бригаду, разгрузили самолет, привезли все на базу и ... загорелось там. Бросились тушить, благо пожарные располагались рядом, спасли остальные склады, но этот сгорел дотла. Подсчитали убытки. Поучилось больше миллиона рублей - очень большая сумма по тем временам. Началось следствие и пришло оно к выводу, что загорелось от неисправной электропроводки, в которой произошло короткое замыкание. Над ребятами - Володей Афанасьевым и Шуриком Ефремовым - нависла очень серьезная угроза.

Я уже раньше встречался с расследованием пожаров в Ленске и хорошо знал, что истинную причину найти трудно, а спрятать свое неумение это сделать очень легко за «...коротким замыканием». Благо, тут и виновных искать не надо - вот они, родные, - обслуживающая электрослужба.

Самое интересное было в том, что доказать это было нельзя: склад был совершенно новый, вся проводка была выполнена в трубах, на проверку проводки имелись протоколы, да и само возгорание произошло как раз там, где и проводки-то никакой не было - на эстакаде, где лежала пакля, толь и другие горючие материалы. Тут и ежу было ясно, что подпитые грузчики выпили на эстакаде то, что не успели допить перед прилетом самолета, покурили, бросили окурок и ушли... Но как все это тяжело доказать, если все идут «в несознанку»!

Мы облазили все пепелище, но не нашли никаких следов того, что где-то «коротнуло». С полной уверенностью в своей правоте я пошел к Одинцову и рассказал, что на ребят сознательно «катят бочку» и надо их выручать. Из Мирного за счет Управления вызвали очень хорошего адвоката - Галину Воронову, а меня официально назначили общественным защитником. Вот тут у нас и началось веселье...

Назначили суд, на который приехал очень наглый помощник прокурора из Мирного. Держался он так, будто мог вершить судьбы людей любым способом, даже неправедным, ибо представлял Государство и это делало его непогрешимым. Дело обещало быть крупным по причиненному ущербу и простым (по его мнению), т.е. была возможность отличиться, которую молодому прокурору упустить было никак нельзя.

Мы очень серьезно готовились к суду. Я просто не мог допустить, чтобы мои сотрудники пострадали ни за что, ни про что только потому, что прокурору захотелось быстро и легко закрыть громкое дело. Мы собрали остатки труб с проводкой, которая даже не пострадала при пожаре. У себя в лаборатории, а потом и на соседнем со сгоревшим складе устроили несколько коротких замыканий. При этом специально надрезали трубы, в которых проложены провода, снимали с этих поводов изоляцию, закорачивали их сначала тонкими проводами, а потом толщиной чуть ли не с гвоздь. Во всех случаях срабатывала защита на сборках, размещенных на складе, а когда мы и эту защиту отключили, то немедленно сработала защита на местной подстанции и полностью обесточила фидер. Ну никак не получалось зажечь хоть листочек бумаги, который мы специально подкладывали к месту короткого замыкания. Не успевал он загореться.

Все это мы проводили при свидетелях - понятых, закрепляли протоколом. Опыты проводило «СибЦМА», чтобы не было повода говорить о предвзятости выводов. Мало того, все результаты были заверены инспектором «Энергонадзора». К началу суда мы приготовили бумажный макет склада, где отметили место возгорания (там даже не было электропроводки), нанесли всю схему освещения склада и всю электрическую цепь его подключения, на которой указали места проведения искусственных коротких замыканий. Приложили протоколы этих испытаний и сделали при этом вывод, что причиной возгорания не может быть неполадка в электрических сетях.

Материалы следствия, представленные прокурором, были настолько неубедительны, что на целый ряд вопросов, заданных нашим адвокатом и мной, как общественным защитником, он просто ничего внятного ответить не мог. А после того, как мы продемонстрировали все свои доводы, решение суда было предрешено. Но... Очевидно, кому-то очень не хотелось чтобы убытки в полтора миллиона рублей, к которым, конечно же, приписали и прочую недостачу, отнесли за счет Продснаба. У нас в стране с огромной силой действовало «телефонное право» и здесь, наверняка, крепко надавили на прокурора, завалившего дело, и на судью.

Судил пожилой якут из Айхала, пользовавшийся очень хорошей репутацией в районе. Мужик он был дотошный и хоть мало разбирался в электричестве, но интерес проявил большой. Чтобы еще больше убедить его в нашей правоте мы с разрешения суда силами наладчиков «СибЦМА» с участием инспектора «Энергонадзора»Люды Ладыгиной провели несколько коротких замыканий на действующем складе, стоящем рядом с пепелищем. Даже бумажка не загорелась! Против этого эксперимента с пеной на губах возражал прокурор, с ним прямо-таки истерика приключилась в зале суда, но судья согласился с нами рискнуть и суд получил неоспоримое доказательство нашей правоты.

Еще до вынесения приговора прокурор написал начальнику «ВилюйГЭСстроя» Одинцову большое письмо, в котором потребовал призвать меня к порядку, ибо, по его мнению, я «...мешаю отправлению правосудия и выгораживаю своих подчиненных, пренебрегая при этом интересами государства...» Одинцов до этого ни разу не приходил в суд, хотя это событие много дней будоражило весь поселок. В отличие от него начальник «ГОКстроя» А. Рябов бывал там каждый день, а вечерами у меня в гостинице мы с ним и адвокатом обсуждали итоги прошедшего заседания и вырабатывали план на следующий день. Вместе с Рябовым мы пошли к Одинцову и подробно рассказали ему о суде и наших действиях. Тот нас одобрил, но, не желая ссориться с прокуратурой, поручил мне самому подготовить письмо туда, где отметить, что я являюсь общественным защитником и действую по поручению общества, меня уполномочившего, а не в силу служебных обязанностей или поручения руководства стройки. Так и сделали, но на этом прокурор не успокоился. Чувствуя неизбежный проигрыш дела, он начал с нашим адвокатом переговоры: мы принимаем на себя вину за пожар, а он - добрый и чуткий - не попросит лишения свободы, а ограничится лишь частичным возмещением ущерба. При этом у ребят будет судимость. Когда Галя Воронова пришла к нам после разговора с прокурором и рассказала о его предложениях, мы тут же попросили ее передать ему, что частичное возмещение ущерба пусть выплачивает сам, да еще в придачу и судебные издержки, а мы ни на какое соглашение не пойдем и все должно решаться в суде, а не путем закулисных переговоров.

На судью, видимо, тоже пытались поднажать, но полностью это не удалось. Правда, дело он отправил на доследование, но признать ребят полностью невиновными, как собирался раньше, не решился. Нас вполне устраивало это решение, но неизбежно должен был быть еще один суд с другими судьями, а в ожидании суда ничего приятного нет. Впрочем, выиграв первый суд и зная, что новых материалов против нас просто не может быть, мы с уверенностью готовились к повторному заседанию.

И оно состоялось... В Надежный приехало трое якутов: председатель суда и две заседательницы из Сунтар. Никаких новых наработок прокурор не представил и нам даже показалось, что он и дело то не раскрывал после первого суда. Мы повторили все свои доводы, раскритиковали доводы прокуратуры, отметили, что никакого доследования не было. Все наши речи были впустую - ни один судья даже не слушал. Было полное впечатление, что они приехали сюда не суд вершить, а «отбывать номер». У них прямо-таки на лицах было написано, что им совершенно безразлично все, что мы им говорим. Ни к чему не проявив интереса, не приняв во внимание ни одного довода сунтарские судьи посидели пару дней и огласили уже заранее приготовленный приговор: загорелось от короткого замыкания, возместить частичный ущерб, мер административного воздействия не применять. Сумму штрафа назвали смехотворную. Возмущению нашему не было предела и сгоряча мы тут же заявили, что подадим апелляцию в Верховный суд. Потом, малость поуспокоившись, решили этого не делать - и так нам хватило якутского правосудия по горло.

Довольный прокурор пришел к нам в ТЭУ вечером и, приняв на грудь пару стаканов водки, признался, что они могут заранее предрешить любое дело и бороться с прокуратурой не стоит. Видимо, опасался все-таки обращения в Верховный суд. Уходя от нас, выдал он нам последнее пьяное откровение: «Конечно же, не от электричества загорелось, но так проще списать убытки и закрыть дело. Я это всегда знал, да и вы молодцы - хорошо защищались...» Что тут скажешь...


© Владлен Саврей

2008-2016


Ваши отзывы, вопросы, отклики и замечания о заметках Геннадия и однокашников мы с нетерпением ждем в .:специально созданном разделе:. нашего форума!

Копирование частей материалов, размещенных на сайте, разрешено только при условии указания ссылок на оригинал и извещения администрации сайта voenmeh.com. Копирование значительных фрагментов материалов ЗАПРЕЩЕНО без согласования с авторами разделов.

   
 
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе
Предисловие с послесловием
(Г.Столяров)
0. Начала
(Г.Столяров)
1. Живут студенты весело
(Г.Столяров)
2. Военно-Морская Подготовка
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
3. Наши преподы
(Г.Столяров, Ю.Мироненко, В.Саврей)
4. Скобяной завод противоракетных изделий
(Г. Столяров)
5. Завод швейных компьютеров
(Г. Столяров)
6. Мой старший морской начальникNEW!
(Г. Столяров)
7. Про штаны и подштанники
(Г. Столяров)
8. Наука о непознаваемом - ИНФОРМИСТИКА и ее окрестности
(Г. Столяров)
9. Инженерно-бронетанковые приключения, или комические моменты драматических ситуаций
(Ю. Мироненко)
10. Владлен Саврей
(В. Саврей)
 
ПОДСЧЕТЧИК
 
Эту страницу посетило
168444 человек.
 

 

 



Powered by I301 group during 2000-2005.
© 2004-2016
Хостинг от SpaceWeb